Home » Культура

Вера в победу. Воспоминания о Долматовском

10 апреля 2022 1 комментарий

Советский поэт Евгений Аронович Долматовский

О том, что известный советский поэт Евгений Аронович Долматовский был в 1943 году у нас, в Малоархангельске, я впервые узнал от скульптора, учителя Ивана Алексеевича Семеновского.
В письме, которое Е. Долматовский прислал в наш адрес, он подтвердил: да, в Малоархангельске я бывал во время войны, точнее — во время Курской битвы. Если Вы возьмете 1-й том моего собрания сочинений, то найдете там стихи, так или иначе касающиеся Курской битвы. Они писались B Понырях, в Малоархангельске — там, где шла Курская битва…»
Сегодня мы с большим волнением предлагаем нашим читателям воспоминания К. Симонова — писателя, и Д. Ортенберга — бывшего главного редактора газеты «Красная звезда» о поэте, а также поэму «Поныри» Е. Долматовского из книги, которую нам любезно предоставил страстный библиофил Геннадий Ефимович Ефремов.
В. Агошков.

Вера в победу

В поезде мы встретили знакомых, в том числе Евгения Долматовского. Мы не виделись с ним с мирных времен. За год войны он успел хлебнуть ее невзгоды полной чашей: участвовал в боях под Львовом, был тяжело ранен под Уманью, захвачен там в плен, бежал, вновь стал в строй и «протопал» с боевыми частями от Крупянска через Воронеж и Донбасс до Волги. Долматовский вернулся сегодня из района тракторного завода, где были жаркие бои с немцами, пытавшимися прорваться к Волге. Сухопарый, загорелый, с усталыми глазами он казался совсем молодым парнишкой. Одет он был не по уставy в кожаной курточке, подаренной ему, как он похвалился, летчиком. воевавшим в Испании; кажется, ему прощали эту вольность в ношении воинской формы. Сейчас он стоял у верстального стола и занимался совсем не поэтическим делом: переставлял заметки в полосах, менял шрифт заголовков B общем, выполнял обязанности метранпажа. Это было его хобби. В своей комсомольской молодости, работая в «Пионерской правде», Долматовский научился верстать газету. И, приезжая из Сталинграда в редакцию на ночь. он не мог отказать себе в удовольствии постоять у талера.

Долматовский вообще нес здесь на своих плечах весь груз фронтового газетчика: писал передовые, очерки, оперативные корреспонденции, заметки и, конечно, через день-два «выдавал» стихи — героические. эпические, лирические. Вот и сей час я увидел его стихи «Раз говор Волги с Доном».

— Снова о реках, — подначил я, имея в виду его «Песню о Днепре», сочиненную им осенью 1941 года и мгновенно распространившуюся по фронтам и в стране. Я прочитал его новые стихи. Они мне понравились. Я обратил внимание на несколько необычных строф. Эти стихи не раз перепечатывались в хрестоматиях, в книгах поэта. Они известны читателям, я приведу только те строфы, которые меня тогда заинтересовали:

«…Русских рек великих не ославим,
В бой отправим сыновей своих,
С двух сторон врагов проклятых сдавим
И раздавим их».

Волга Дону громко отвечала:
«Не уйдут пришельцы из кольца.
Будет здесь положено начало
Вражьего конца».

Темным гневом набухают реки,
О которых у народа есть
Столько гордых песен, что вовеки
Их не перечесть.

Реки говорят по-человечьи,
Люди, словно волны, в бой идут.
Пусть враги на этом междуречье
Смерть свою найдут.

(Август 1942)

Надо помнить то время, чтобы оценить эти стихи. Кругом гудит земля. Над Сталинградом нависла смертельная опасность. Враг рвется к городу, вгрызается в его окраины. Немцы даже назначили дату своего торжественного вступления B Сталинград. У стен города истекают кровью гвардейские дивизии. В этой отчаянной обстановке совершенно, казалось бы, невероятно звучит мысль поэта «не уйдут пришельцы из кольца»!

Не мог Долматовский, да и все мы, тогда не только знать, но и догадываться, что вскоре Сталин вместе с Жуковым и Василевским будут в Ставке обсуждать не только ход оборонительных боев в Сталинграде, но и план нашего контрнаступления, окружения и уничтожения группировки немецко-фашистских войск.

В стихах, созданных в горестные минуты тяжелого отступления, прозвучала не просто вера в победу под Сталинградом. Поэзия черпала свои дальновидные предсказания в глубине мыслей и чувств воинов, к которым она обращалась, с которыми вместе была на войне. Исход битвы на Волге, «Сталинградский котел» поэт раскрыл перед читателями, как мечту и цель.

Когда, спустя некоторое время после окружения уничтожения армии Паулюса в Сталинграде, я вновь встретился с Долматовским, напомнил ему эти стихи и сказал:

— Оказывается, и поэты могут быть стратегами…

— Я что? Я то не стратег, а вот стратеги за стихи принялись, — в тон ответил мне поэт и рассказал, что маршал Еременко написал поэму о Сталинградской битве, и назвал еще некоторых военачальников, которые сочинили стихи и зачитывали их поэту.

Но вернемся к Эльтону. В тот день до поздней ночи шел в редакции «Красной Армии» обмен московской и фронтовой информацией. А через шесть дней после этой встречи Долматовский был ранен в Дубовке, севернее Сталинграда. И когда Василий Гроссман доставлял его в медсанбат, поэт шутил:

— Могу считать, что я ранен сразу тремя осколками.

И в самом деле: один осколок попал ему в руку, другой пробил тетрадь со стихами, и третий разнес трубку, подаренную ему Ильей Эренбургом.

Д. Ортенберг. Бывший главный редактор газеты «Красная звезда.

Подарок

Может быть, когда-нибудь я напишу о том, как мне пришлось на протяжении одного дня дважды дарить свою книжку стихов моему другу Долматовскому, потому что когда я утром под Сталинградом подарил ему книжку и он, положив ее в карман шинели, пошел в одну сторону, а я в другую, то через час после этого его ранило и несколькими осколками разорвало шинель, а под ним почти пополам перерезало лежавшую у него в кармане книжку. Вечером он сидел напротив меня, как палку положив перед собой на стул забинтованную ногу, и я надписывал ему второй экземпляр книжки.

К. Симонов.

Районная газета «Звезда
05.08.1986

Связанные записи

Один комментарий

Добавить комментарий

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar.