Home » Культура

Малоархангельские пути русской истории

25 октября 2019 Нет комментариев

Дом Земской управы. Дореволюционная открытка.

Краеведение А. М. Полынкина — это русская историческая жизнь во всем ее разнообразии. Автор, кажется, и не пытается связать свои очерки из истории края какой-то одной мыслью. Но в книгах краеведа русская история предстает этакой Атлантидой, которую мы, читатели, рассматриваем вместе с автором, словно аквалангисты, погрузившиеся в глубины времен: в целом и не охватить, но фрагменты — на удивление! Так что, «выныривая», то есть отрываясь от чтения, невольно задумываешься: что же это за удивительная страна и как осмыслить всё, что с ней происходило в веках?

В новой книге А. М. Полынкина «Малоархангельские истории» нет привычного для читателей «советского возраста» тематического деления очерков на «до» и «после» революции. Нет в них и идеологических пристрастий. Автор с одинаковым интересом вглядывается в судьбы уроженцев Малоархангельского района и уезда разных эпох, стараясь лишь отыскать нечто примечательное, характерное, знаковое.

Кажется, Иван Киреевский писал, что вся полнота исторической картины Куликовской битвы может быть раскрыта лишь тогда, когда мы будем знать, что думал князь Дмитрий перед сражением и что думал простой ратник русского войска. И в книге А. М. Полынкина перед нами предстает любопытная картина жизни, увиденная как бы глазами людей, живших в разные исторические эпохи. И это зачастую ломает привычные стереотипы.

Вот, например, выписки из метрических церковных книг г. Малоархангельска 18 века — эпохи расцвета крепостничества: «1790 год, родилось — 24, браки — 9, умерли — 8; 1792 год, родилось — 27, браки — 9, умерло — 6; 1794 год, родились — 56, браки — 14, умерло — 13; 1798, родилось — 37, браки — 5, умерло — 9…»

А вот век двадцатый, очерк «Фомкины из деревни Елизаветино»: «До 20-х годов все Фомкины жили в родной деревне, крестьянствовали — особым богатством не отличались, но и не бедствовали. В период столыпинских реформ женился старший из сыновей, Дмитрий. У него один за другим родилось три сына… В 1915 призвали Дмитрия Фомкина в царскую армию… Воевать довелось немного, в плен попал уроженец Елизаветино. Домой возвратился только в 1918, уже после двух революций… Неженатые братья его семье пропасть не дали, все это время помогали невестке и племянникам. В годы Гражданской войны уже в Красную Армию призвали Сергея Петровича Фомкина. Воевал он честно, служил добросовестно, а когда его в «органы» направили — в Москве обосновался. Да так осел крепко, что семье своей, оставшейся в деревне, решил помочь избавиться от лишних ртов. К этому времени младший брат Илья уже женился, двух детей имел, вот его-то семью и позвал к себе в Москву Сергей Петрович».

А вот другая судьба — «эсера» Ивана Троицкого, как рассказывает о нем в своих воспоминаниях его племянница Варвара Яковлева: «…Дядя Ваня в ту же осень (1917 года. — А. Г.) навсегда уехал из Малоархангельска. Он скрылся навсегда в с. Ивот Дятьковского района (это на Брянщине. — А. Г.), где в начале века учительствовал в заводской школе… Так в изгнании, в вечном страхе прожил этот талантливый и благородный человек… И при царском режиме изгой, и при народной власти — изгнанник… Но для нас, детей, он открылся человеком большой душевной щедрости и какого-то органического глубинного оптимизма… В Малоархангельске он бесплатно готовил девушек к экзамену… Заметил мальчика-сироту Никиту Ушакова, мать которого жила в страшной нужде. Взялся за беспризорника и подготовил в городское высшее начальное училище… Никита впоследствии учился в Москве, в престижном (кажется, дипломатическом) вузе. Да и не одному Никите дал дядя Ваня дорогу в жизнь. А вот его дорога была поломана…».

Воспоминания Варвары Яковлевой, вошедшие в книгу А. Полынкина, по своей пронзительности можно сравнить с «Летом Господним» Ивана Шмелева. (Ну, разве что по литературному стилю они уступают произведению известного писателя). Это история семьи малоархангельского священника Ивана Яковлева, уважаемого малоархангельцами разных сословий. А по существу — еще одна история из жизни исчезнувшей навсегда русской интеллигенции. Поэзия семейного быта образованной православной России начала 20 века. Семья Яковлевых не сопротивлялась революции, но и не смогла благополучно пережить «эпоху перемен».

Судя по тексту воспоминаний, приведенных в книге, Яковлевы были носителями той культуры, сущность которой отчасти выразил в одном из своих стихотворений другой малоархангельский уроженец, сын чиновника и автор философских и социологических очерков Леонид Оболенский:

Мечтал я душу человека
К сознанью правды пробудить,
Вражду, царящую от века,
Любви сияньем осветить,
Мечтал я в сердце влить стремленье
К добру, работе и любви,
Чтоб не тонули поколенья
В братоубийственной крови…

К сожалению, русская христианская культура, пережив на стыке 19—20 столетий глубокий кризис и едва начав обретать «второе дыхание» в интеллектуальных слоях общества, безвозвратно потонула в пучине классовых битв.

Но есть в книге А. Полынкина любопытные документальные свидетельства, как местная Советская власть сразу после Гражданской войны пыталась сгладить ее последствия. В Малоархангельском уезде, оказывается, в 1924 году под действие «декрета о выселении бывших помещиков» попало в два с половиной раза меньше людей, чем тех, «которые за семь лет существования Советской власти сумели доказать свою лояльность». «Но это вовсе не означало, что их навсегда оставили в покое, — делает оговорку автор книги. — Подойдет время коллективизации, и эти, пока помилованные, попадут уже в другие списки — подлежащих раскулачиванию». Такова неумолимая логика революционных преобразований.

В России и в Малоархангельском уезде в частности начиналась другая история — история победившего в классовых битвах народа, представители которого выходили теперь на первый план. В главе «Документы и люди» Полынкин приводит анкетные данные ответственных работников Малоархангельского уезда в 1919—1920 годах: «Корнюшин Николай Иванович. Председатель комитета партии. Коммунист с 1 мая 1917 года, 42 года, семейный. Образование — ЦПШ (церковно-приходская школа). До 27 февраля 1917 работал в Автомобильной мастерской в Петрограде. С 27 февраля по 25 октября 1917 — там же, в заводском комитете… Служил в Петрограде в Боевой дружине до Октябрьской революции…».
Или вот такой портрет: «Усиков Петр Тимофеевич, член комитета, секретарь и казначей. Сын рабочего. Боролся за существование, добывая кусок хлеба. Работал по разным учреждениям торговли, на заводских предприятиях. Одновременно учился в Художественной школе. Со дня Февральского переворота работал на благо трудящихся».

Варвара Яковлева в своих воспоминаниях пишет так: «Про первых комиссаров говорили с оглядкой: тот был лакеем у кн. Куракиной, тот — приказчиком в магазине…».

В числе малоархангельских лиц «новой истории» есть и первый комиссар-директор Государственного банка РСФСР Н. Осинский. Есть и «специалист по дезертирам и симулянтам» Владимир Ченцов. В 1919 году во главе специального отряда он «методично прочесывал деревни и села Малоархангельского уезда», выискивая дезертиров Красной Армии. Видимо, не на одном голом энтузиазме держалась эта армия в те годы.

После освобождения Орловщины от деникинцев В. Ченцов возглавлял уездный отдел здравоохранения. Позже этот человек занимал должности главного врача Московской областной психиатрической больницы им. Яковенко, директора Московского областного института психоневрологии, главного врача Курской и Калининской психиатрической больницы.

Народный художник Александр Фомкин — тоже уроженец малоархангельского края. «С 1953 года и до конца жизни, — пишет А. Полынкин, — он преподавал живопись в Московском художественном институте им. Сурикова, был постоянным участником всероссийских и зарубежных выставок. Картины А. Фомкина находятся во многих художественных музеях России и за рубежом (во Франции, в Германии, Италии, Англии)».

В книге А. Полынкина их очень много — по-своему ярких деятелей советской эпохи, вышедших из народа, чтобы творить его историю — уроженцев Малоархангельска и окрестных сел. Многим из них суждено было проявить себя в годы Великой Отечественной войны.

Сам Малоархангельск оказался на линии огня во время Курской битвы. По территории района проходил так называемый «северный фас» Курской дуги. И в книге Полынкина есть пронзительные подробности из жизни конкретных людей, на себе испытавших столь близкое дыхание войны.

Заканчивается книга очерком об орловском художнике, уроженце Малоархангельского района Ю. М. Черкасове. Этот немолодой уже человек на свои средства и своими силами восстанавливает старинный храм в селе Лески — на малой родине своих родителей. Обезлюдевшее село, заброшенный храм…

Малоархангельская земля вместе со всей Россией опять переживает «эпоху перемен». Но человек «советского возраста» (Черкасов родился в 1948 году) восстанавливает старинную церковь, которая строилась когда-то на деньги барона Вревского — одного из героев книги А. М. Полынкина.

Хорошо бы, чтобы возле таких вот храмов сошлись однажды все пути-перепутья русской истории, когда, наконец, всё осмыслив в полной мере, мы перестанем делить эту историю на «до» и «после», а соотечественников — на «своих» и «врагов».

Увы, пока такое получается только на страницах книг краеведа А. М. Полынкина.

Андрей Грядунов
Орловская искра № 41
25.10.2019

Связанные записи

Добавить комментарий

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.