Home » История: до 1917 года, Люди

Первый орловский аэронавт: как Иван Мацнев своё наследство на ветер пустил

8 ноября 2011 Нет комментариев

Первый полёт воздушных шаров Монгольфье, гравюра 1783 года, кавалер де Лоримье.

Герой Отечественной войны 1812 года, генерал-майор Михаил Мацнев, уйдя в отставку и поселившись в своём малоархангельском имении Столбецкое, увлёкся игрой на скрипке и посещением театров. Иногда он совмещал эти два занятия, и тогда все зрители орловского театра графа Каменского перед началом очередного спектакля с удовольствием слушали игру генерала на его скрипке с коротеньким смычком. Он замечательно исполнял мелодии модных тогда композиторов Онслоу и Феска.

Любовь к небу

Генерал-майор Михаил Мацнев (портрет из Военной Галереи Зимнего дворца, мастерская Д. Доу)Старший сын героя Отечественной войны, орловский помещик Иван Мацнев, тоже выбрал военную карьеру, дослужился до чина штабс-ротмистра лейб-кирасирского полка и с армией распрощался. Будучи в 1851 году за границей, в Париже, увидел он первые полёты на только что начавших входить в моду воздушных шарах и немедленно обучился воздухоплавательному делу.

В первом же полете на аэростате русский аэронавт поднял бокал с шампанским за здравие своего императора. Но увлечение Мацнева воздухоплаванием вызвало неудовольствие Николая I, заявившего, что участие в этом — недопустимый поступок, хотя бы и для отставного офицера.

Однако неодобрение императора не остановило бывшего штабс-ротмистра, а ныне – коллежского секретаря: любовь к лётному делу стала смыслом всей его жизни. За два последующих года Иван Мацнев не только успел полетать на многих заграничных аэростатах, но и познал все тонкости изготовления воздушных шаров. А вскоре самолично смастерил аэростат, не уступавший иноземным ни в чём. На нём Иван Михайлович в районе Петергофа совершил несколько успешных полётов.

Пионер воздушной разведки

Бой на Малаховом кургане (картина Григория Шукаева).А тут началась Крымская война (1853—1856 г. г.), очень неудачно развивавшаяся для России. Англичане, французы и турки осадили Севастополь, за который развернулось жестокое многомесячное сражение. Очень важно было в условиях осады иметь достоверную информацию о планах и расположении противника.

Иван Мацнев, у которого возникли собственные, достаточно интересные, мысли по этому поводу, 15 мая 1855 года представил императору Николаю I проект воздухоплавания, применимый к военным рекогносцировкам (т. е. разведывательным действиям)

Суть его проекта заключалась в следующем.

«Поднять над местом, где расположился противник, для разведки его позиций, посредством каната на высоту 300 сажен воздушный шар с наблюдателем.

Он, находясь в шаре, может передавать наблюдения свои словесно прямо или переговорною трубою; в случае же ветреной погоды или в случае передачи известий, не подлежащих оглашению, — условленными знаками или кидать сверху бюллетени в мешках, насыпанных для балласта песком».

Мацнев так объяснил выгодность применения воздухоплавания к военным рекогносцировкам:

«При осаде крепостей или, как в настоящее время, имея под Севастополем неприятельский укрепленный лагерь и флот, оказывается возможность вместо лживых часто показаний переметчиков и пленных делать заключения о расположении позиций, вооружении укреплений и даже самом калибре орудий, основываясь на верных и точных наблюдениях…»

Для реализации своих предложений бывший штабс-капитан предложил «учредить воздухоплавательную обсерваторию под Севастополем и образовать при ней наблюдателей в том числе, которое признано будет полезным».

В записке Мацнев изъявил готовность «принять на себя обязательство устроить воздушные обсерватории в тех местах, где приказано будет, и совершить самому потребное число воздухоплаваний для полного практического образования лиц, которые для того избраны будут». Он перечислил и все условия, необходимые для начала работ, и сумму, в которую выльется изготовление одного шара, способного подымать двух человек с тяжестями (2500 рублей).

В дополнение к вышеизложенному Иван Михайлович даже представил образцы материи, потребной для обтягивания шаров.

Император дал поручение военному министру В. А. Долгополову разобраться с предложениями Мацнева. А военный министр отправил записку Главнокомандующему Южной армией, военно-сухопутными и морскими силами в Крыму М. Д. Горчакову.

Ответ Горчакова, последовавший 15 июня 1855 года, был короток и выразителен:

«… Имею честь уведомить, что, по моему мнению, употребление воздушных шаров в Севастополе, с одной стороны, весьма сложно, а с другой, … подало бы неприятелю мысль употребить тот же способ для рассмотрения Севастопольских позиций, что и предоставило бы неприятелю значительный перевес, сравнительно с выгодами, которые нам могло бы предоставить рекогносцирование неприятельских работ».

Итак, опасение, что противник сделает то же самое, заставило русское командование отказаться от предложений И. М. Мацнева.

Расстроенный штабс-ротмистр, после получения отрицательного ответа, на своём собственном шаре совершил, всё-таки, несколько полётов над вражескими позициями. Одну из таких его рекогносцировок описали в повести «Сын бомбардира» М. Лезинский и Б. Эскин:

«… Легкий шар тянул вверх, а небольшой бриз подгонял аппарат в сторону английских позиций. Мацнев взял подзорную трубу, привязанную к корзине, и стал рассматривать вражеские укрепления. Его заметили внизу и заметались в растерянности. Кое-кто попытался даже пальнуть в странный шар — аэронавт увидел дымки от выстрелов, направленных в небо. Он только улыбнулся про себя: «Это вы по недомыслию, мазурики! Не то еще будет!»

Наклонился, поднял со дна корзины картечную гранату и бросил ее вниз. На земле под аэростатом громыхнул взрыв и расплылось дымное облако.

— Ну, как небесный подарочек?! Съели!

Ребята, а что, если именно с того августовского дня берет начало история бомбардировочной авиации?!»

Сумели ли защитники Севастополя воспользоваться разведывательной информацией Мацнева — мне не известно.

Первый банкрот воздушных трасс

Известный историк отечественной авиации А. Родных подчёркивал: «В русских документах пока нет сведений о применении русскими воздухоплавания в войну 1854-1855 гг. Но о них упоминается в английских источниках, сообщающих о пользовании нами аэростатов для наблюдения неприятеля из Севастополя»,

Больше того, англичане приписывали успех защиты города именно аэростатам. Однако патриотическая, самоотверженная деятельность Ивана Мацнева, пытавшегося организовать первую в истории России разведку позиций противника с воздуха, дорого ему обошлась.

В газете «Орловские губернские ведомости», от 4 декабря 1856 года, нашёл я объявление о том, что Орловский уездный суд назначил на 23 января 1857 года продажу с торгов имущества, принадлежавшего коллежскому секретарю Ивану Михайловичу Мацневу: «…место с состоящими на нём развалинами бывшего дома и разного строения, кирпичными стенами…, находящееся в Орле в 5-ом квартале, на 3-ей Курской улице под №1242, за неплатежи Мацневым разным кредиторам по актам денег».

Оценено было имущество в 500 рублей серебром, и едва ли этих денег хватило на то, чтобы энтузиаст русского воздухоплавания смог полностью рассчитаться с долгами. Получается, что всё (и немалое) наследство, доставшееся Ивану Мацневу от отца-генерала, он пустил на ветер… Очень надеялся бывший штабс-ротмистр, что его труды не погибнут втуне, но русское военное начальство середины XIX века его проектов не оценило.

Александр Полынкин

Связанные записи

Добавить комментарий

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.