Home » Культура

По памятным и историческим местам села Легостаева

12 October 2011 3 комментариев

Село Легостаево находится на двух возвышенностях, удалено от шоссейных дорог.

А сейчас настало время пройтись по памятным и историческим местам, связанных с именами знаменитых людей России.

Село Легостаево находится на двух возвышенностях, удалено от шоссейных дорог. Такое расположение неудобно в мирное время, а в военное сослужило хорошую службу: недолго немцы пробыли в нашем селе. Освобожденное Легостаево прекрасно подошло для того, чтобы разместить здесь штаб армии и наблюдательный пункт. На месте дома Одинцова Семена Аристарховича расположился штаб 13-й армии. Сам генерал Н. П. Пухов проживал в селе Легостаево, именно отсюда он руководил военными событиями, именно в нашем селе он встретился с главнокомандующим маршалом Рокоссовским. По воспоминаниям учительницы-пенсионерки, в деревне было запрещено ходить улицей, чтобы не привлекать внимания немцев, часто летавших в разведку на «раме». Генералы и маршал три дня и три ночи совещались, готовили наступление.

Дом, принимавший генерала, был самым большим и крепким в селе. Потом он обветшал, соломенная крыша провалилась. Не раз поднимался вопрос об увековечении памяти исторического места, но так он и не был решен. Сейчас на этом месте выстроен дом по программе «Славянские корни», в котором проживает Дубровская Марина Михайловна. Следы от землянки, вырытой в нескольких метрах от дома в юго-восточном направлении на случай бомбежки, видны и по сей день. Рядом находилась хата Жилиной Е. И., в ней столовался штаб армии, а в соседней комнате — горнице — показывались фильмы, куда приглашался только дед этой семьи — Жилин Никита Андреевич. По воспоминаниям Жилиной (Панариной) Клавдии Кузьминичны, которой было в то время 13 лет, остатки еды повар отдавал в эту многодетную семью.

Наблюдательный пункт находился недалеко от села, на холме, около сельского кладбища. Краеведами-школьниками установлено это место с помощью ветерана войны Легостаева Алексея Константиновича. На земле видно, что наблюдательный пункт представлял собой убежище, состоящее из трех «комнат», расположенных на одной прямой вдоль склона левого оврага, уходящего вдаль. Место выбрано идеальное: окрестность на многие километры видна, как на ладони, а сам наблюдательный пункт можно обнаружить лишь оказавшись непосредственно с ним рядом. В настоящее время на месте НП сохранилось углубление в земле. 9 мая 2001 года школьниками Легостаевской основной школы на месте наблюдательного пункта заложена аллея.

В дни, когда штаб 13-й армии находился в селе Легостаево, приезжал в это село хорошо известный в военное время поэт Константин Симонов. В жизнь каждого человека он вошел по-разному.

Люди старшего поколения, прошедшие через войну, полюбили его в один из осенних дней незабываемого 1941 года, когда было напечатано в «Правде» стихотворение «Жди меня». Люди, родившиеся после войны, узнавали Симонова из школьных учебников, читая его «Родину», «Майор привез мальчишку на рассвете», «Сын артиллериста». В годы войны, будучи военным корреспондентом, поэт не прятался за спины товарищей, старался попасть и дать материал в газету из самой гущи боя. Фронтовой опыт Симонова поистине уникален: кому еще из военных корреспондентов довелось побывать в осажденной Одессе и только освобожденной десантом Феодосии, у югославских партизан и за Полярным кругом в тылу у финнов, в Сталинграде и на Курской дуге, наблюдать отступление немцев под Москвой и их яростное сопротивление в Силезии, кровавые бои в Силезии в первые дни войны Белоруссии и штурм Берлина.

А в нашем селе он остановился в доме Анастасии Михайловны Бабенковой. Не одно поколение юных краеведов беседовало с Анастасией Михайловной. До войны она окончила семь классов, была культармейцем, учила других грамоте. Муж, Николай Павлович, коммунист с 1933 года. Во время войны из Ленинграда писал, что был два раза ранен.

— А весной сорок третьего года мое письмо вернулось, — вздыхает Анастасия Михайловна. — Было на нем три наклейки. Видно, письмо шло за мужем да не успело. Похоронную мне потом прислали по запросам. В сорок шестом схоронила дочку.

А в шестьдесят шестом сама чуть не пошла на тот свет: признали рак, но облучили — и благополучно. Так что никакой Чернобыль мне не страшен, — шутит бабушка. Мы просим ее рассказать все, что она знает о Симонове…

— В феврале сорок третьего нас освободили. Генерал Мищенко стоял вечером, к нам приехали из Москвы двое, можно подумать, что братья были, так похожи. Потом Лида, боец, сказала: « А вы знаете, кто у вас живет? Это Симонов, большой писатель. Нынче будет собрание в сарае — он будет выступать перед солдатами». Жила я с детьми в чуланчике. У гостей были на каждого коечки. Когда Симонов приезжал с передовой, то под ракитой сидел вместе с другими, пил чай, иногда проводил собрания. Я придерживала своих ребятишек, чтобы они ничего не просили у Симонова. Но смотрю, как-то Тоня, трех лет от роду, разговаривает с гостем. Он дал ей сахару и вот эту ложку, -Анастасия Михайловна показывает алюминиевую ложку добавляет: «Бережем подарок». На предложение краеведов подарить ложку музею отвечает отказом: «Пока живы — не отдадим, уж очень память-то большая!.. Когда утром гости уезжали, то я затапливала печь. Пищу готовил шофер. Посуда у них была своя. В одно утро Симонов просит меня: «Хозяюшка, если можно, помогите шоферу ужин нам сварить. Вот вам белый хлеб, порежьте, подсушите кубичками, затем смешайте с содержимым этого пакета». Когда писатель уехал, стали мы с шофером колдовать на кухне. Он порезал хлеб, я — в печку. Дрова были сырые, пища получилась густой, наверное, не сумели угодить Симонову, — вздыхает Анастасия Михайловна. — А в один из вечеров Симонов спросил меня, глядя на фотографии, развешенные на стене: «Какой ваш муж?» Я показала. Рассказала о нем. Симонов стоял у нас не менее недели. После них связисты жили. В погребе землянку отделали…

Один раз связисты куда-то ушли, а телефон звенит и звенит. Я думаю: «Надо солдат не выдать». Подошла, взяла трубку. Гневный голос спрашивает: «Где Ветлугин?» Соображаю, что же сказать. Потом говорю: «Да на линию ушли».

Данные, сообщенные Бабенковой Анастасией Михайловной, подтвердила директор Малоархангельского музея боевой и трудовой славы Мария Федоровна Шеховцова. Расположение штаба 13-й армии в селе Легостаево обозначено на картах военных действий. При изучении дневников Симонова находим запись: «5 июля, — вспоминает Константин Михайлович, — я весь день писал, завалив телефон подушками… Вдруг в час ночи зазвонил телефон… Редактор сказал без предисловий: — Выезжай на Центральный фронт… Машина подготовлена, через два часа придет за тобой. Халип будет в машине. Твоя командировка у шофера. Поезжай, минуя штаб фронта, в 13-ую армию к Пухову. Долго не задерживайся. Посмотришь первые события и возвращайся. Сдашь корреспонденции и поедешь опять.

Сегодня утром немцы перешли в наступление по всему Центральному и Воронежскому фронтам, по всей Курской дуге…» Через два часа я выехал с Халипом, и, сделав 450 километров, мы к вечеру уже были на командном пункте у командующего 13-ой армией генерала Пухова в маленькой деревеньке в районе Малоархангельск — Поныри — Ольховатка, где немцы наносили свой основной удар с севера…». Оснований не верить жительнице Бабенковой А. М не было, так как никакой выгоды из этих событий она не делала. Да и обрисовала она внешний вид Симонова, его манеру разговаривать так, что не остается сомнений: да, это был он.

— Как посмотрю на Симонова по телевизору, — улыбается Анастасия Михайловна, — так душа замирает, что судьба свела меня с таким замечательным человеком.

Важно отметить, что Анастасия Михайловна — вполне образованная бабушка, до последних дней читала книги, роман-газеты, но особенно любит читать Симонова. Из воспоминаний ее сына Алексея Николаевича Бабенкова:

— В ту пору мне было 10 лет. Я, как сейчас помню, что приехал Симонов с фотокорреспондентом вечером. А поскольку под окном был блиндаж, оставшийся от генерала Мищенко, то переднее колесо «эмки» забуксовало. Интересовала Симонова Курская дуга.

«Почти месяц с перерывами был Симонов на Орловщине в самые жаркие дни боев за ее освобождение. Многое из той поры нам еще не известно. Не уточнены места, где он останавливался, где читал стихи раненым бойцам, бойцам 13-ой армии на пути к переднему краю, — писал 28 ноября 1985 года в «Орловской правде» Е. Щекотихин в статье «Правда о войне».

Из материалов, собранных в Легостаевской средней школе — Моё Легостаево.

Связанные записи

Комментарии: 3

  • Дмитрий Краюхин says:

    В моей RSS-ленте орловских новостей Ваш сайт выделяется: он лиричен и очень интересен.
    И вообще – очень люблю краеведческие зарисовки и читаю их с огромным удовольствием.
    Спасибо вам

    • Админ says:

      Спасибо авторам материалов — коллективу Легостаевской основной школы, например. Вере Ивановне Панариной в особенности.

      И Вам спасибо. Раз уж написали, просьба: вдруг в старых каких-то газетах встретите упоминания малоархангельского района, пришлите скан, не сочтите за труд. Иногда попадаются на глаза совершенно феерические вещи же. Их хочется показать и сохранить.

  • Дмитрий Краюхин says:

    Я в последние годы, увы, мало работаю с архивными документами: то, что творится вокруг куда забавнее (чего, к примеру, стоит ситуация, когда орловский облизбирком “забанил” Жириновского! Сегодня иду на заседание ИК области наблюдать возможную корриду).
    Но ежели попадется – обязательно и с удовольствием.

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.