Home » Культура, Люди

Виктор Миклашевский и пик имени Пушкина (окончание)

22 февраля 2021 Нет комментариев

Абалаков Евгений. На высочайших вершинах Советского Союза

Уважаемый читатель, я заканчиваю рассказ, начатый 19 февраля, переходя теперь непосредственно к ответу самого Виктора Миклашевского на письмо Константина Гориславского. Цитирую (Александр Полынкин):

«Коротко о себе. В далёком 1931 году сел за штурвал первых наших отечественных самолётов – и одновременно за руль первого советского автомобиля АМО-Ф-15 завода Рябушинского. Тогда же увлёкся горнолыжным спортом, который в нашей стране делал первые шаги, так что инвентарь приходилось «сочинять» самим (на всякий случай скажу, что Виктору Миклашевскому в то время было 17 лет – А.).

С удовольствием и гордостью вспоминаю работу вместе с Мих.Мих.Громовым, Юмашевым, Чкаловым и другими прославленными лётчиками-испытателями. До войны работал в ЦАГИ, в войну – в ЛИИ (Лётно-исследовательском институте).

Временем зарождения альпинизма у нас в стране считается 1923 год (28 августа – массовое восхождение на Казбек), хотя эту дату можно было бы отодвинуть назад, если учесть, что, например, Сергей Миронович Киров поднимался на Казбек в 1910 году, а в 1911 году взошёл на Эльбрус.

Я занялся альпинизмом в начале 30-ых годов. Счастлив, что довелось познакомиться и общаться с замечательным революционером, соратником Ленина, Николаем Васильевичем Крыленко – энтузиастом альпинизма, организатором экспедиций на Памир.

Зима 1938 года, Кольский полуостров. Отделение физподготовки Наркомата Обороны присылает ко мне сюда командиров Красной Армии, и я обучаю их элементам горнолыжной техники, провожу с ними многодневные лыжные походы по Кольскому полуострову, что приучает к трудным условиям, вырабатывает выносливость.

В том же 1938 году, в начале летнего сезона – двухмесячная школа инструкторов альпинизма ВЦСПС в Адыл-Су (Приэльбрусье). Я – старший инструктор, командир отряда. Восхождения и многодневные походы через перевалы Кавказа. По окончании работы в школе (июль) команда альпинистов общества «Крылья Советов» утверждается Всесоюзным комитетом по делам физкультуры и спорта на рекордное восхождение «Траверс Безингийской стены», до этого никем не пройденный. Совершаем тренировочные восхождения, готовимся к штурму.

Рядом с красавицей Безингийской стеной в Главном Кавказском хребте, параллельно этой стене, стоит величественный массив пятитысячников. Разделены оба эти массива самыми большими ледниками Кавказа: ледником Безинги и Дых-су. По ту сторону Безингийской стены – Грузия, Сванетия. Сваны ходят на вершины стены с юга. Одна из вершин стены названа именем Шота Руставели.

Когда мы взошли на Джанги-Тау, пик Руставели был совсем рядом. Мы стояли одной ногой в Грузии, другой – в России. Уже тогда у меня возник вопрос: почему в память величайшего поэта России, так любившего и воспевавшего Кавказ, не названо ни одной вершины? А когда мне посчастливилось войти в штурмовую группу Евгения Абалакова, и когда мы прошли траверсы Западной и Восточной Дых-тау, поднялись на безымянную вершину, я предложил назвать её именем Пушкина. Пусть вершины, носящие имена двух великих поэтов, вечно приветствуют друг друга, знаменуя единение русского и грузинского народов (эту мысль следовало бы донести до нынешних правителей Грузии – А.П.).

Другие участники штурма: Е.Абалаков, Г.Прокудаев и Ю.Скорняков поддержали это предложение, и в дальнейшем в наших отчётах и в печати мы указывали эту безымянную вершину как пик Пушкина.

Как проходил траверс, описано в журнале «На суше и на море», в ежегоднике «Покорённые вершины» и в некоторых других пособиях и книгах по альпинизму».

Дальше Виктор Миклашевский описывает маршрут траверса, с которым читатель уже знаком из процитированной  книги Евгения Абалакова. Я не буду повторять её, но приведу один небольшой отрывок из письма Миклашевского, когда пара альпинистов Абалаков-Миклашевский, уже пройдя самый опасный участок, вышла на пологий ледник, спускаясь  к базовому лагерю (цитирую):

«Женя идёт впереди, метрах в пятнадцати. Верёвка вяло скользит по снегу, и вдруг резкий рывок впереди. Женя исчез из виду. Доли секунды – ледоруб воткнут в снег, на нём петля верёвки – всё замерло, я навалился на ледоруб. И – благополучно – совместными усилиями – извлечение Жени из трещины. Вскоре морена, ласковая зелень травы. Вот тут-то мы обнялись, поздравляя друг друга с победой…».

Вот так, трагически, могло завершиться то знаменитое восхождение. Но реакция и навыки альпиниста Миклашевского ситуацию и жизнь товарища спасли.

Подводя итог рассказу о нашем земляке, мастере спорта по альпинизму (ещё в 1941 году  он получил это звание), скажу, что Евгений Абалаков, по роду своих занятий скульптор и художник, в том же 1938 году изобразил Виктора Миклашевского на одном из своих портретов. К сожалению, не знаю судьбы этого изображения, было бы очень интересно его увидеть.

Александр Полынкин

Связанные записи

Добавить комментарий

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar.