Home » Культура

Горшколяпы

9 октября 2010 Нет комментариев

Глиняные горшки, деревня Верхняя Гнилуша Малоархангельского уезда

Когда-то деревня Верхняя Гнилуша Малоархангельского уезда славилась своими гончарами, отчего деревенских и прозвали горшколяпами, не как-нибудь, а с обидой, пренебрежением, хотя горшечники в деревне проживали знатные. Наш район богат глиной, пригодной для гончарного ремесла, но процветало оно всего лишь в нескольких деревнях. Сами жители Верхней Гнилуши объясняли это тем, что давным-давно сюда были завезены несколько мастеровых семей, от них и пошло ремесло.

Посуду изготавливали различной формы и размера: корчаги, кубаны, макитры, кувшины, чашки и плошки, для всякой нужды и потребности.

Мастеров в деревне давно уже нет, несколько лет назад мне посчастливилось застать в живых Ивана Борисовича Хохлова, от деда он перенял мастерство, но сам гончарным ремеслом не занимался. Работал механизатором, а горшки лепил для души.

Да и то сказать гончары не знали отдыха, не разгибали спины. Ведь они занимались и обычной крестьянской работой. Гончарное ремесло очень трудоемкое. Глину приходилось брать из-под близлежащей деревни Федучиха. Ее копали в речке, грузили на тележку и на себе везли домой. К работе глину тщательно готовили. Пласты нарубали, клали в корыто и заливали водой, чтоб раскисли, потом вываливали на песочек и топтали, месили ногами, пока глина не станет гладкой и не вберет в себя весь песок. У каждого «горшколяпа» был круг. У дедушки Ивана Борисовича круг нужно было вращать рукой. Бросит гончар кусок глины — зачинок — на круг, и скоро появляется под сильными умелыми пальцами горшок. Рядом с гончарным кругом стояла чашка с водой, в ней лежала тряпочка — помазиха. Мокрой тряпочкой изделие обрабатывалось, ровнялось в последнюю очередь. Срежет мастер суровой ниткой горловину — посудина готова.

ГоршкиСырые горшки сушили по два-три дня. Летом на солнышке, а зимой в хате на печке. И только хорошо просушенными несли в обжиг. Горн-печь для обжига был у каждого гончара. Он представлял собой яму вырытую в земле и обложенную кирпичами. Чтобы посуда не лопалась при обжиге, жар накапливали постепенно и лишь под конец давали полный огонь. Хорошо обожженные горшки звенели, как колокольцы. «Дед, бывало, возьмет плошки, стукнет друг об друга, — звон стоит!» — вспоминает Иван Борисович. На ярмарках торговцы стучали по посуде, чтобы показать, какой звук идет.

О размерах горна можно судить по количеству горшков, закладываемых в него. За один раз обжигали 200—240 изделий. Сам обжиг продолжался около дня. Но на этом дело не заканчивалось. Чтобы придать красивый вид посуде, внутри ее обрабатывали свинцом. Свинец растапливали в чугунке, жидкость взбалтывали палочкой, она плескалась на стенки, перегорая в золу. Золу просеивали через сито и специальным помазком обрабатывали горшки внутри, отчего они приобретали блеск и красивый оттенок. Теперь можно и на ярмарку. На телегу грузили до четырехсот горшков и везли в Малоархангельск, Змиевку, Поныри. Везде глиняная посуда шла нарасхват.

Но не только посудой занимались мастера. На ярмарках покупали родители своим чадам развеселую птицу-свистульку. Иван Борисович, знавший все хитрости ее изготовления, объяснил, что если птичка толстенькая и кругленькая, засвистит звонко — в ней пустоты много, а худая и свист даст худой.

Гончарное ремесло спасло семью Хохловых в годы войны. Старый дедушка, мама и Ванюша оказались в немецком лагере в Белоруссии. Немцы, узнав о мастерстве деда, начали давать ему заказы и за выполненную работу хорошо кормили.

Умерло, засохло, как дерево срубленное на корню гончарное ремесло. Не из-за того, что было очень тяжелым. И не из-за того, что хата всегда была в грязи: станок в глине, скамья в глине и сам мастер тоже в глине. Обложили в свое время гончаров непосильным налогом.

— Привезет мать с базара целый узел денег, — рассказал Иван Борисович.— Развяжет его, а там и монеты, и бумажки. Но почти все на уплату налога и уходило. Поняли люди, что проще заработать можно.

А в живом огне русской печи, какими душистыми, необыкновенно вкусными получались в глиняных горшках щи да каша.

Не горит огонь в горнах Верхней Гнилуши, не звенят горшки на ярмарках, безвозвратно ушло от нас гончарное ремесло.

Маша Никитушкина
Фото автора

Связанные записи

Добавить комментарий

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.