Home » Культура

И. Агарков. Глубокие корни.

17 декабря 2021 Нет комментариев

Малоархангельский дуб.

Была уже вторая половина сентября, а погода не уступала летней. Безоблачное, чуть посветлевшее голубое небо яркая зелень озимых посевов и желтовато-малиновые поля со стернёй, узорные и прозрачные кружева паутины — всё говорило о том, что бабье лето в разгаре. И только багрянец и золотом одетые леса и рощи, неугомонные стада грачей, кружащие над полями, напоминали, что наступила осень.

Павел Андреевич Дубов, широкоплечий, плотный мужчина лет тридцати, окончив ремонт штакетной изгороди, смочил русые чуть вьющиеся волосы под рукомойником, сложил инструменты на кухне, вышел на улицу и направился по тропинке к могучему дубу, росшему на пригорке, недалеко от дома, и сел на самодельную скамейку у самого ствола дуба. Вспомнил, как еще подростком помогал устанавливать её деду Анисиму Отсюда хорошо просматривалась вся окрестность родного села Родники.

Вспомнил, как говорил дед, когда мастерил скамью: «Запомни, Пашка, какая красота вокруг нас. Вон внизу безымянная речушка голубой лентой протянулась по лугу, а дальше — роща, а еще дальше — родное поле. Всё это наша исконная земля-матушка. И дуб этот, великан, сажали наши предки. А у дуба всегда глубокие корни. Я это говорю к тому, что мы, Дубовы, тоже вросли землю и любить её должны. Смекнул, к чему речь веду?»

Деда Анисима давно нет, а его слова крепко врезались в память. Павел Андреевич посмотрел вокруг и невольно вспомнил слова стихотворений, заученных в начальных еще классах: «О, Русь! Малиновое поле, и синь, упавшая в реку. Люблю до радости и боли твою озерную тоску!»

Действительно, он любил свои Родники с детства и страшно скучал, когда после службы в армии по настоянию брата Константина поехал в Донбасс. Там он прожил семь лет, получил специальность токаря, не плохо зарабатывал, но часто вспоминал Родники, товарищей, с которыми до призыва в армию работал механизатором, вспоминал голубоглазую блондинку Аню, с которой дружил и все время переписывался.

Приехав в отпуск, Павел уже и в мастерских у товарищей побывал, и у родственников, на новом поселке, в доме, что построен у самого пруда, напротив дубовой рощи, сходил с матерью Анной Даниловной на могилу отца, ферму, где она работала дояркой, видел там и Аню Белову. Здорово изменилась девушка: похорошела еще. Она окончила сельскохозяйственный техникум и теперь возглавляла коллектив фермы. Впрочем, многое изменилось и в самих Родниках. Построены новый Дом культуры, торговый центр, баня, столовая. И этот новый поселок Молодежный с его добротными домами со всеми удобствами. Построена асфальтированная дорога до города. А сколько новой техники появилось. Встречался Павел с председателем колхоза Геннадием Ивановичем, энергичным и серьезным молодым специалистом-агрономом, с секретарем парткома, участником войны, Петром Лукьяновичем Беловым, знакомым Павлу с самого детства. Он тепло встретил Павла, но тут же сделал серьезное замечание: «Ты что же, парень, дезертировал от нас, отслужил в армии в город подался?»

Обо всем этом сейчас думал Павел Андреевич, сидя на дедовской скамейке у дуба.

— Паша, — вдруг услышал он певучий голос матери, стоявшей на крыльце дома. — Ты что это там размечтался? Иди-ка обедать. Тут гости у нас.

Павел знал, что в эти дни уборки урожая каждому на селе хватает дела. Какие уж тут гости? Но быстро пошел к дому.

На крыльце Павел увидел парторга Петра Лукьяновича и, не поверив даже, Сергея Дашкова, армейского друга.

— Сергей, какими судьбами? — обнимая коренастого, загоревшего друга, спросил Павел. Но, спохватившись быстро, поздоровался за руку с Петром Лукьяновичем, который и на этот раз сделал замечание: «Не соблюдаешь субординации, Павел. Я всё же бывший капитан, а вы оба из младшего комсостава».

— Вот тебе и на, — сказал, улыбаясь, Дашков, — то умолял приехать к нему в Родники, а теперь спрашивает, какими судьбами. Все закономерно, Паша тебя, Тебя, я слышал, браток старший сманил в Донбасс, а меня сманил из города мой браток, Геннадий Иванович. Знаком с таким? Вот так-то, Павел, бывает. Вот и приехал не только полюбоваться твоим селом Родники, а оно мне понравилось, но и поработать. Тут, я думаю, будет не хуже, чем в городе — приволье какое!

Разговор мужчин прервала Анна Даниловна:

— Дорогие гости, прошу к столу. Мы уже с Анной все приготовили.

В зале все было аккуратно прибрано, накрыт стол. А на кресле у телевизора сидела Аня Белова в модном красном платье. Ее светлые волосы были аккуратно причесаны и спадали на плечи. Голубые глаза светились радостью.

— Это моя племянница, — представил Сергею Петр Лукьянович. Командует коллективом лучшей нашей фермы.

И, разглаживая поседевшие усы, с улыбкой добавил:

— Жениха вот ищем, да никак не найдем. Но Анюта говорит, что сама эту проблему решит.

— А чем я не жених? — выпрямившись по-армейски, спросил Дашков.

— Ты, браток, другое дело. А впрочем посмотрим, как покажешь себя на деле. Если в брата пойдешь, толк будет.

За столом много говорили, вспоминали, обсуждали житейские дела сельчан. И только к вечеру гости ушли, тепло поблагодарив гостеприимных хозяев.

Уже на улице Петр Лукьянович, похлопав Павла по плечу, сказал:

— Не дожил до наших дней отец твой, Андрей Анисимович. Война искалечила его, умер преждевременно. Но я хорошо помню слова деда Анисима, который всегда рассуждал так: тот человек крепко на ногах стоит, кто врос в родную землю, как этот вот дуб великан, кто пустил глубокие корни в матушку кормилицу. А отец твой, Павел, был таким.

Через два дня Павел уезжал в Донбасс. Но он воспринял слова парторга как упрек. Не хотелось расставаться с матерью и Аней. И когда подвез Павла на железнодорожную станцию Сергей Дашков, Павел был расстроен. На вокзале, облокотившись на подоконник, он написал брату письмо такого содержания: «Приехать не могу, остаюсь в Родниках. Начальству доложи об этом на заводе. Обойдутся без меня. А в Родниках дел много. Да и мать одну не хочу оставлять. Как говорится: пустил глубокие корни на родной земле. Привет жене Ольге и детям: Юрию и Наташе Павел». Письмо опустил тут же, на вокзале. А Сергею сказал твёрдо и уверенно:

— Давай, Сережа, в обратный путь. Так-то будет верней и лучше.

И. Агарков
Районная газета Звезда
30.11.1982

Связанные записи

Добавить комментарий

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar.