Home » История: Великая Отечественная, Культура, Люди

В память об отце. Судьба фронтовика

16 July 2013 Нет комментариев

DSC07010

Галина Николаевна Жуляева, жительница с. Александровка, написала воспоминания об отце, участнике двух войн — финской (1939-1941) и Великой Отечественной войны (1941-45гг.)

Жизнь моего отца, Зудова Николая Андреевича, уроженца д. Каменка Малоархангельского района Орловской области была очень нелегка.

Его родители были очень трудолюбивыми. Для своей семьи, в которой было шестеро детей, два мальчика и четыре девочки, папин отец, а мой дедушка сам построил большой деревянный дом с добротными, тоже деревянными постройками. Семья ни в чем не нуждалась. Талант и трудолюбие деда заметил даже князь Куракин и пригласил его отделать свой дом. С этой работой дед хорошо справился, а заработанные деньги пустил на отделку собственного дома.

Все было хорошо, но в деревню пришла беда: тиф. Страшная болезнь в одночасье сделала шестерых детей сиротами, сначала от болезни умер отец, потом скончалась мать. Старшей дочери на ту пору было пятнадцать лет, а младшему сыну — моему отцу — всего два года. Детей не разлучили, старшие присматривали за младшими.

На этом несчастья семьи Зудовых не закончились. Случилось еще одно горе — сгорел деревянный дом со всеми постройками. Причину пожара никто не мог объяснить. Сиротам пришлось перебраться в кирпичный дом, где были кухня с печью, сенцы и помещение для скота.

Жить без родителей было нелегко. Старшие были еще сами детьми, и поэтому частенько случалось, что маленький Николай был предоставлен самому себе.

Но жизнь продолжалась. Шли годы, выросли девочки и уехали к родственникам в Дзержинск Нижегородской области, а младший Николай остался в деревне. Он женился на полусироте Полине, её мать тоже умерла от тифа. До войны в семье моих родителей появились двое детей. Родители работали в колхозе. Новый дом отец так и не построил. И после войны наша семья ютилась в крохотной комнатушке двумя окнами на улицу.

В 1939 году начались военные действия на границе с Финляндией. Отец в это время сидел в тюрьме в Орле. Причина была проста: он поссорился с парторгом хозяйства и за это получил срок. Отца сразу же отправили на фронт.

Позже он рассказывал нам, детям, что в финской войне солдаты очень страдали от холода, часами приходилось лежать на мерзлой земле в окопах. Они почти не снимали белые маскировочные халаты. Солдаты страдали от цинги, простудных заболеваний. На этой войне отец потерял больше половины зубов, болел воспалением легких.

Отец вспоминал такой случай. Десять русских солдат, среди них был и отец, по приказу ушли в разведку, но сбились с дороги и попали в финское село. Выбраться сами они не могли, поэтому попросили местного жителя показать дорогу домой. И он не отказал! Были и другие случаи, когда местное население более-менее нормально относились к русским солдатам.

Закончилась финская, а вскоре началась Великая Отечественная война. И опять мобилизация и тяжелый труд пехотинца Николая Зудова.

Полтора года отец вместе со своим напарником Андреем, фамилию я уже не помню, таскали тяжелый станковый пулемет. За это время они очень сблизились, во всем помогали друг другу. Это была настоящая солдатская дружба.

Андрей был убит в одну из военных операций. Он как бы закрыл своим телом моего отца. Полы шинели отца были буквально изрешечены, но сам отец остался невредимым.

Вернувшись домой, отец очень хотел найти семью Андрея, которая жила где-то на Дальнем Востоке. Но все его усилия были напрасны.

Отец рассказывал, что часто от целого полка оставалось всего несколько человек. Солдаты видели, как фашисты давили танками военную технику вместе с ранеными бойцами. Жуткие стоны и крики однополчан еще долго стояли в ушах отступающих солдат. Хотелось чем-то помочь своим товарищам, но это было невозможно.

Станковый пулемет отец сменил на винтовку снайпера. Эта служба оказалась далеко не безопасной. Надо было научиться не только хорошо стрелять, но и быть очень осторожным, иметь чутье. Почти год продолжалась эта игра со смертью в одиночку. Но однажды отца все-таки выследил немецкий снайпер. Рядовой Зудов сидел на дереве и внимательно осматривал местность, где уже несколько дней успешно работал немецкий снайпер. И вдруг отца будто кто окликнул по имени. Он резко повернул голову вправо, и в это время возле его уха просвистела пуля, задев нижнюю часть носа и верхнюю губу. С разбитым лицом отец пролежал в госпитале почти три недели. И опять на фронт!

Советские войска вошли на территорию Польши, один город.

После трудного дня солдаты крепко спали в одном из сараев. А наутро были обнаружены трупы солдат, охранявших военную технику. Начали искать виновников трагедии. На площади собрали мирных жителей. Допросы ни к чему не привели. Тогда возмущенные русские офицеры обратились к населению: «Что же вы делаете? Ведь мы вас освободили от фашистов!» А в ответ услышали: «Отчего вы нас освободили? От хлеба и от сала»?

Русские воины были поражены этими словами. Никто этого не ожидал. Проглотили эту горькую пилюлю солдаты-освободители и пошли дальше, на Запад.

Наконец, подошли к городу-крепости Кенигсбергу. Брать этот город было очень тяжело, он был хорошо укреплен и почти со всех сторон омывался водой. Русские солдаты оказались в невыгодном положении: техника и люди были у противника как на ладони.

В эту ночь отец увидел какой-то странный сон, предвещавший неприятность. Будто он с другими солдатами плывет на льдине, опускает руку в воду, а льдина защемила ему левую руку, отец хочет ее освободить, но ничего не получается.

Когда отец проснулся, на душе у него было как-то неспокойно, но он старался не думать о сне. Но рассуждать и бояться было некогда. Был получен приказ взять город во что бы то ни стало. Солдаты плыли на плотах, лодках с боевой техникой, тесно прижавшись друг к другу. И тут начался обстрел. Беззащитные солдаты вместе с техникой тонули в воде. Вокруг раздавались крики раненых, взрывы. Это был настоящий ад! Кенигсберг был все-таки взят. Но какой ценой!

Отец был ранен в руку, кое-как добрался до берега, был отправлен в госпиталь. Руку долго лечили, но сделать невозможное не могли и отрезали по локоть. В госпитале он пролежал несколько месяцев и был отправлен домой.

Дома ждали жена, дети. После войны родилось еще трое детей. Надо было работать, кормить большую семью. Отец работал в колхоозе бригадиром, пастухом.

Он был награжден орденами и медалями, которые привез с фронта. Мы, послевоенные дети, часто играли в них вместо игрушек. И, конечно же, быстро их растеряли. Родители горевали, но сделать ничего было нельзя.

В послевоенной жизни отца было много хорошего и не очень. Но мы, дети, любили его и часто просили рассказать о войне, а сами наперебой старались ухватить его маленькую «ручку», как мы называли больную руку отца. Мы гордились свои отцом, столько пережившим.

Отец воевал на Белорусском фронте. В прошлом году волею судьбы я оказалась под Гомелем. Съездила на экскурсию по местам боевой славы и была поражена многочисленным памятникам героям войны. Может быть, в этих местах воевал и мой отец! Надо отдать должное белорусским людям, которые содержат в чистоте и порядке столько памятников.

Люди не должны забывать прошлое. «Если мы войну забудем — вновь придет война!»

 

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.