Home » Люди

Разведчица Рая из отряда “Штурм”

14 March 2008 Нет комментариев

Раиса Кувалдина. Скриншот с видео 2010 года.

В ее жизни было все: страшная оккупация, партизанский отряд, немецкий плен, боевые награды, большая любовь. И до сих пор она не растеряла энергии, задора и оптимизма…

С Раисой Васильевной Кувалдиной познакомился случайно — на одной из праздничных встреч в Кировском городском клубе ветеранов. Увидел ее фотографии на стенде, прочитал рассказ о боевом пути этой неугомонной женщины, а потом уже часто видел на разных меро­приятиях, в окружении фронтовых друзей. Недавно, в эти весенние дни, побывал и в гостеприимной квартире. Сидели в уютной кухне, пили зеленый чай, ели вкуснейшее печенье. А я слушал воспоминания Раисы Васильевны, бывшей партизанской связной, бравой разведчицы-«кнопки” (так ее звали однополчане)…

Городок ее детства

Он был небольшой и красивый, Малоархангельск Орловской области. Много добротных купеческих домиков, возле каждого из которых благоухал сад, радовало глаз неповторимое многоцветье. Даже легенды о нем существовали. По одной — название городку дала Екатерина Великая. Побывав в Архангельске, она, будто бы увидев там болота, решила, что и этот населенный пункт очень похож по географическим данным — та же болотистая местность, отсутствие леса. По другой легенде — и старожилы до сих пор верят ей — в Малоархангельске и разворачивались события знаменитого гоголевского “Ревизора”.

Папа у Раи работал заведующим главптицепромом, а мама — заготовителем. Они скупали у населения кур, гусей, яйца, перо и т.д., а взамен расплачивались разной мануфактурой — сатином, ситцем. Мама даже коврики из этой ткани нашила, развесила — не налюбуешься. Однажды первый секретарь райкома, побывав в гостях, удивился: “Богато же вы живете!”

Когда началась война, Раечке было 12 лет. Отца направили рыть окопы под Курском, куда уже подходили фашисты. Дабы не рисковать, он отправил дочь с братом в дальнюю деревеньку, вдали от шоссе, дорог. Она вспомнила, что оккупанты впоследствии приезжали туда лишь за курами и яйцами, даже не безобразничали.

— У нас люди даже в годы оккупации были очень дружными, — вспоминает Раиса Васильевна. — Старосту из своих избрали. Из молодых ребят выбирали и полицаев…

Связная со своим паролем

…А однажды, когда еще немцев не было, к ней подошел бывший военрук школы и сказал: “Раечка, ты толковая, бойкая. Если придет наш человек, помоги…” И, действительно, незадолго до прихода фашистов ее нашел капитан, спросил девушку строго:

— Ты Рая Калинникова?

Смерив ее взглядом, он рассмеялся: думал, помощницей будет девушка взрослая. Сказал, что оставляют ее связной, и предупредил, чтобы об этом никто не знал, даже самые близкие люди. В качестве пароля оставил металлическую бляшечку с загадочными буквами “Б.А.М.” в спичечном коробке. Рая положила ее за иконы и стала ждать, когда придут нужные люди.

— И 31 декабря 1941 года в избу постучали, — рассказывает Р.В. Кувалдина. — Зашли шесть человек, в стеганых штанах, фуфайках. Сказали, что идут из окружения, попросили накормить. Сижу у печки на приступочке, ножками болтаю, а один из них подмигивает: мол, надо выйти, поговорить. Сразу догадалась: “Свои!” Он вытащил коробок, достал бляшечку и попросил провести в отдаленный населенный пункт.

Девчушка быстро собралась и отправилась в дорогу. Около сорока километров шли два дня. Ночевали у знакомых, которые у Раи были практически в каждой деревушке. “Я же слыла активисткой, пионеркой, часто ездила на различные соревнования, многих знала…”

Рая шла впереди, остальные — сзади. По дороге делала на снегу отметки, чтобы военные не заблудились. За время оккупации Рая провела таким путем еще несколько групп. Бойцы между собой называли ее “кнопкой”.

Позднее ее зачислили разведчицей в 111-ю отдельную разведроту при 74-й стрелковой дивизии 13-й армии генерала Пухова. В группе, в которую назначили, было 28 человек. Напарник Володя оказался на год старше Раи. Ребят готовили к заброске в тыл врага, поэтому приходилось изучать рода войск неприятеля, технику на их вооружении. А в это время ввели новую форму — советскую, с погонами, Рая ребятам их и пришивала. Вскоре с напарником они получили первое задание.

«Дочка, на тебя вся надежда!»

Именно так сказал командир, отправляя юную разведчицу в ее родной город Малоархангельск. Задание дали настоящее, боевое: разузнать, где находится скопление техники, люди, склады с боеприпасами. В нужном месте разведчики должны были дать сигнал ракетой и в течение двух минут быстро ретироваться оттуда — дальше уже трудилась артиллерия.

— В город пробирались оврагами, ямами, — говорит Р.В. Кувалдина. — Немцы уничтожили все заборы, поэтому приходилось продвигаться и ползком. У одного из домов увидели штабеля ящиков. Вовка открыл их — там лежали снаряды, рядом в машинах — тоже. Дали сигнал ракетой — и деру от этого места, как учили. Вскоре по складу ударили пушки. Снаряды рвались и рвались… В общем, тогда с напарником мы проползли почти весь город и вышли к полю, снова к оврагам…

На этом боевая их “прогулка” не закончилась. В тот месяц, вспоминает Раиса Васильевна, мороз достигал минус 35. Ветер и колючий снег — в лицо. Ползут и видят — впереди белый бугорок и два черных ящика. Подползая ближе, услышали звуки рации — ти-ти-та-та! Там находился корректировщик. Переглянувшись, разведчики поняли друг друга с полуслова: “Будем брать языка!”

— Из-за ветра, дувшего в нашу сторону, он ничего не слышал. А я быстро села ему на ноги, да так, что и десять человек не оторвали бы. Стала заматывать ему ноги перевязочными бинтами вместо веревки (нам их выдали на задание), Вовка рот кляпом заткнул. К ногам немца привязали и рацию. Да так и тащили до расположения отряда. Жарко стало — фашист здоровый. Командир позднее сказал, что “языка” добыли ценного. А немец, увидев нас, не мог поверить, как его смогли дети взять (было-то нам по 13 — 14 лет).

После этой операции у Раи на груди появилась медаль “За отвагу” — награда, которую бойцы ценили больше всех.

В плену

В боевой биографии Р.В. Кувалдиной были и страшные эпизоды — плен. При выполнении одного опасного задания их задержали немцы. От расстрела спасло чудо — им удалось бежать.

Затем — лагерь для военно­пленных в Слуцке, где тоже оказалась по жестокому стечению обстоятельств. За двумя заборами, спутанными колючей проволокой, находилось около 14 тысяч человек — военнопленных, мирных жителей, согнанных из прифронтовой зоны для различных физических работ. Они трудились на болотах, на торфяниках.

— Кормили баландой, давали небольшой кусочек хлеба. Людей из-за антисанитарных условий за­едали вши, появились чесотка, дизентерия, тиф. Пленные умирали десятками. По утрам их, как бревна, сгружали в грузовики и увозили. Начала заболевать и я — поднялась температура, стали отказывать ноги…

Молодых, здоровых обитателей лагеря немцы отправляли в Германию. В одной из очередных партий оказалась и Рая. Их погрузили в “телятник”. Но ребята не рас­терялись: проломили в старом трухлявом полу доски и решили прыгать на полном ходу. Десять человек сумели бежать из поезда. От насыпи тропинка вела к лесу, куда все и направились. Ноги у Раи почти не шли, но ребята ее не бросили. Нашли хату, договорились с хозяйкой и строго-настрого наказали: “Отвечаешь за нее головой!” И на этот раз разведчице повезло: выздоровела. Парни, с кем она бежала, нашли партизан, не раз навещали ее, ведь она и здесь не подкачала: связывалась с нашими через “почтовый ящик”, устроенный в лесу.

В «Штурме» и в жизни

Раиса Васильевна всегда с гордостью вспоминает и о том, как воевала в отряде “Штурм” (бригадная разведка “За Советскую Белорусию”). Как случается на войне, не обошлось без коллизий в ее юной судьбе и в этот период. Но все, несмотря на возраст, вынесла: многочисленные ранения, потери близких…

В ноябре 1944-го поступила в Орловскую фельдшерско-акушерскую школу. Вскоре встретила и любимого человека — Виктора Федоровича Кувалдина. Несколько лет работала в здравпункте локомотивного депо ст. Киров. Сейчас у Раисы Васильевны — сын, дочь, четыре внука, два правнука. Она по-прежнему не сидит без дела: выступает в школах, где проводит уроки мужества, поет в хоре городского клуба ветеранов “Фронтовые подруги”, ездит на встречи однополчан…

Не стало только любимого человека — Виктора Федоровича, портрет которого в железнодорожной форме рядом с портретом Раисы Васильевны. Он тоже трудился в Кирове на железной дороге.
— Знаете, он всегда ждал нас с детьми у окна. И разогревал обед…

Р.S. Кувалдина тяжело вздыхает. Но жизнь продолжается…

Александр ШИРОКОВ
Газета “Вятский край” от 14 марта 2008 года

Раиса Васильевна Кувалдина
Родилась в 1928 году в деревне Хмелевое Малоархангельского района Орловской области. С февраля 1943 года – разведчица 111-го отдельного разведотряда 74-й Краснознаменной Киевско-Дунайской ордена Богдана Хмельницкого стрелковой дивизии 13-й армии. С 8 июня 1943 года – разведчица отряда «Штурм» партизанской бригады «За советскую Белоруссию». Закончила войну в июле 1944 года.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.