Home » Культура, Люди

Аты-баты, шли солдаты. О малоархангельском поэте Викторе Внукове.

4 февраля 2012 Нет комментариев

Виктор Внуков.

Поэты как звёзды. Бывает, звезда уже погаснет, а её свет всё еще несётся к нам сквозь годы.

В этом году исполнилось 19 лет, как нет с нами малоархангельского поэта Виктора Внуков. Обидно, что многие жители города не знают о том, что рядом с ними жил, работал, горел творческим вдохновением талантливый человек.  Рассказать о нём я могу благодаря младшему брату Виктора — Анатолию Кузьмичу Внукову.

Виктор Внуков родился в 1933 г. в д. Подкопаево Малоархангельского района. В большой семье, где росли трое братьев и сестра, он был вторым. Матери приходилось поднимать детей одной: отец пропал без вести на войне. Но, когда она получила предложение о замужестве, ответила: «Как же я за другого выйду, вдруг вернётся муж». Так и прождала всю жизнь.

Есть в русском языке очень точное слово «горемыки». Оно как нельзя более подходило к семье Внуковых.

— Нищета была страшная, — вспоминает Анатолий Кузьмич. — Дом два раза горел, и всё то барахлишко, что удавалось приобрести, гибло в огне. Спаслась семья от голода только благодаря коровке-кормилице. Молоко и лук — вся еда.

Позднее Виктор Внуков напишет: «На картошке, молоке и луке догонял ровесников своих». Чтобы дети не плакали и не просили есть, мама «заговаривала им зубы», рассказывая всякие байки, истории, на что Виктор ей как-то сказал: «Хитрая ты, мама. А есть всё равно хочется». У детей даже не было смены одежды. Пока мама стирала и сушила их вещички, ребятишкам приходилось сидеть  голышом на печке. Бездетная семья хотела взять себе на воспитание одного ребёнка, но мама отказалась: «Помирать будем в кучке».

Чудесная у них была мама — добрая, ласковая, неутомимая труженица. Она была глубоко верующим человеком, а дети не понимали её веры, порой даже посмеивались.

—  Сейчас, прожив жизнь, я осознаю, как мы были неправы тогда, — говорит Анатолий Кузьмич. — Попросить бы прощения, да не у кого.

Среди сверстников Виктор не по годам выделялся смекалкой, сообразительностью, мама часто советовалась с ним по разным житейским вопросам. А у деревенской ребятни он вызывал глубокое чувство уважения тем, что с ходу мог переделать любой стишок или считалочку. Постоит, подумает, блеснёт глазами и выдаст:

Аты-баты — шли солдаты,
Аты-баты — на восток.
Аты-баты — кто выходит?
Аты-баты — Колобок.

Колобком звали толстенькую девчушку. В деревне жил мальчишка Ваня, по-уличному Прон. Про него Виктор тоже сочинил стишок.

Уезжает наш Иван.
И причалил наш паром.
Сейчас руку я подам.
До свиданья, Ванька-Прон.

Смышленый мальчишка всё схватывал на лету. Показал ему сосед, как плетут корзины, и он начал плести, зарабатывать копейку. Несмотря на то, что Виктор прекрасно учился  да ещё подтягивал в учёбе младших брата и сестру, школу пришлось оставить: чтобы прокормиться парень нанялся пасти гусей. Но жажда знаний была сильна. После армии Виктор самостоятельно изучил программу 9-10 классов, а впоследствии заочно окончил литфак Орловского пединститута.

Много профессий перепробовал Виктор Внуков, но его призванием была журналистика. В 1958 г. он приступил к работе в малоархангельской районной газете.

В городской столовой, куда он каждый день ходил обедать, присмотрел симпатичную девушку Лиду, повариху. Молодые люди поженились. Налаживать быт им пришлось в буквальном смысле слова с нуля. Лидина квартирная хозяйка подарила молодожёнам две ложки и две кастрюльки.

«Виктор тонко чувствовал природу, — рассказывает Анатолий Кузьмич. — Увидит травинку, былинку — ах, как хороша! Услышит птичку — восхищается её пением. Он замечал то, на что люди в повседневной суете не обращают внимания: плывущие облака, кружащиеся осенние листья, родник, пробивающийся из-под снега».

Стихи, порой, рождались спонтанно, сами собой, словно выплёскивались из переполненной впечатлениями души. Увидел раз поэт девушку, шедшую ему навстречу. Была зима, падал снег, превращая обычную горожанку в сказочную принцессу.

На её ресницы робко снег садится…
Ярче и живее и ещё милее
С ямочками щёки на морозе рдеют.

Однажды Виктор с Анатолием шли пешком в дальнее село. Мимо них на телеге проехала молодая женщина.

— Ты видел, видел? — спросил Виктор брата, когда телега прогромыхала мимо.
— Что? — не понял Анатолий.
— Как она посмотрела, ах, как она посмотрела!

Не из этой ли нечаянной встречи родилось стихотворение:

Глаза, в которых я тону,
Какому-то счастливцу прячут
Неповторимую весну…
Ах, если было бы иначе!

Поэт тщательно работал над словом, по нескольку раз переписывал стихотворения.

— Я, бывало, ему скажу: «Витя, хорошо же и так», а он покачает головой: «Нет, Толик, ты не понимаешь» — и черкает, черкает.

Многие орловские поэты были друзьями Виктора Внукова, часто приезжали в его гостеприимный дом, за беседой засиживались до глубокой ночи. Но самой большой удачей в жизни Виктора Внукова стала встреча с Александром  Трифоновичем Твардовским.

Александр Трифонович подарил малоархангельскому поэту свою книгу с надписью.Анатолий Кузьмич утверждает, что у Твардовского с Внуковым была личная встреча, Лидия Егоровна говорит, что Твардовский даже писал её мужу, но письма не сохранились. Александр Трифонович подарил малоархангельскому поэту свою книгу с надписью «Виктору Кузьмичу Внукову — с признательностью за добрые слова об авторе этой книги — А. Твардовский. 2. 11. 1963 г.».

Сейчас книга хранится у дочери Виктора Внукова — Елены. Виктор Кузьмич тяжело переживал смерть Твардовского, по словам жены, плакал, как ребёнок. Горькой утратой стала для него и смерть Дмитрия Блынского.

Жизнь Виктора Внукова была нелёгкой. В молодости он заболел сахарным диабетом. Постоянная диета, уколы, творческая неудовлетворённость подтачивали его силы. Находились и завистники, многие считали его чудаком, мечтателем, оторванным от реальности. При жизни ему так и не удалось выпустить книгу своих стихов. Лишь четыре стихотворения были помещены в коллективном сборнике «Орловские дали».

— Он был гордый, — вспоминает Анатолий Кузьмич, — вроде бы такой мягкий, покладистый. Уступчивый, но, если нужно было попросить  что-нибудь, покланяться, становился как кремень.

— Виктор смотрел на жизнь сквозь розовые очки, — добавляет Лидия Егоровна. — Он был очень честным, порядочным, думал, что и другие такие же. А его часто обманывали, предавали. Это глубоко ранило Виктора.

В конце жизни, уже тяжелобольной, Виктор Внуков решился на отчаянный шаг, собрав в чемоданчик свои рукописи, ушёл из дома. Кому он хотел отвезти стихотворения, куда ехал, теперь нам не узнать. Его, потерявшего сознание, нашли на вокзале в Орле, отправили в больницу. Через полгода он скончался.

…Виктор Внуков всегда верил в человека, в его доброту, потому и написал словно в утешение себе:

Не печалься, моя поэзия,
Ведь не все сердца изо льда.
Кто сказал, что пути отрезаны,
Что неласковы города?

Елена Мусатова
Газета «Просторы России»
05.12.2001 г.

Связанные записи

Добавить комментарий

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.