Home » Люди

Жизнь была не как в кино

9 April 2011 1 комментарий

Борис Митрофанович Панарин.

Дом ветерана Великой Отечественной войны Бориса Митрофановича Панарина в с. Луковец сразу и не найдешь. Не один раз дорогу спросить надо. Борису Митрофановичу в марте исполнилось 85 лет, но память у ветерана хорошая и рассказчик он замечательный.

— Наша семья жила в деревне Подкопаево, мои родители были достойными людьми, — говорит Борис Митрофанович. — Отец, Митрофан Николаевич, участник первой мировой войны, за отличную службу был награжден двумя георгиевскими крестами. Один крест в голодный 36-й год сдали в «Торгсин», на вырученные деньги отец купил муки и крупы. Другой хранился в семье, теперь перешел к внукам. У деда был кирпичный амбар, приспособленный под бакалейную лавку. Дед торговал керосином, спичками, мылом, чаем, пряниками.

Колхозы росли как грибы после дождика, что ни деревня, то колхоз, и все с пролетарскими названиями. В Подкопаево крестьяне объединились в «Краснофлотец», в Мокром появился «Красноармеец», в Знаменке — «Путь пролетария», а в поселке Сосенский — «Осоавиахим», Верхние и Нижние Дворы входили в состав колхоза им. Молотова.

Отец тоже написал заявление в колхоз. Но мама со слезами уговорила его забрать заявление. Рассуждала она просто: в колхозе нужно было работать не только на себя, но и на всех, а ей с восьмью детьми управиться было невозможно. В отместку на отца наложили твердое задание в деньгах. Отец наскреб необходимую сумму, на него наложили еще один налог. Тут уж отец заплатить не смог.

И свои же деревенские пришли отбирать добро. Увели корову, унесли вещи, выдернули одеяло из-под восьмимесячной Зои. Панарины, конечно, не пропали, но пришлось нелегко. Дети уходили на целое лето на прокорм — пасли гусей, коров, телят.

С голоду не умирали, а с одеждой было туго. Детям не в чем было пойти в школу. Мама очень из-за этого переживала, она хотела, чтобы ребятишки учились. Но и этот вопрос успешно решился: с торфоразработок приехал старший брат и привез младшим все необходимое: рубашки, сапоги, пиджаки. Семилетку Борис Панарин окончил в 41-м году и начал работать в колхозе.

Когда началась война, Бориса отправили в д.Бузулук, на ст. Малоархангельск. Здесь шло строительство аэродрома. Мужчин призывали на фронт, поэтому всю работу выполняли женщины. Они разгружали с подвод песок, разбрасывали его, разравнивали, делали насыпь. С взорванной в Протасово церкви возили кирпич, его измельчали на щебенку. В Каменке с колодцев сняли бетонные кольца, из них делали водосток.

Однажды вражеский самолет разбомбил на станции эшелон, начали рваться снаряды, женщины в панике бежали со стройки. Борис решил вернуться в родное село. Но не успел добраться до дома, как его встретил посыльный и велел возвращаться назад. Пришлось Борису работать на строительстве аэродрома до самого конца. К слову, аэродром так и не пригодился, ни один самолет на него не сел.

Осенью район был оккупирован.

— Немцев мы боялись. Сколько унижений пришлось перенести. Однажды немец позарился на мои новенькие валенки, велел разуться. У меня нога небольшая, и валенки немцу не подошли, так он мне их в лицо бросил. А другой бил по лицу за то, что убежали лошади.

Сорок третий год начался сильными морозами, обильным снегопадом. Первого февраля у Мелиховых, живших по другую сторону реки, остановились две женщины. Прошел слух, что они из Сталинграда. Узнать о положении дел в стране не было никакой возможности, поэтому Борис отправился к Мелиховым. Долго сидели, разговаривали, вечером в дом пришли шестеро немцев. Они, не обращая внимания на хозяев, женщин, достали таганок, начали разогревать консервы. Борис хотел уйти, но один солдат сказал на русском: нельзя, на мосту часовые. Пришлось ночевать в хате, сидя в уголке.

Утром стало понятно, что немцы готовятся к обороне. На чердаке крайней хаты установили пулемет, из снега делали валки и поливали их водой.

Бой начался в предрассветный час шестого февраля. Отец сразу скомандовал домочадцам: всем лечь на пол, укрыться подушками и перинами. В хате оставаться было опасно. Вход в погреб был сделан с улицы, и отец проломил дыру, через которую и прыгали внутрь. Мама переживала за хлеб: поставить тесто успела, а испечь нет. Отец боялся, как бы не загорелся сарай и не накрыл их. Именно так случилось у Проновых, из-за чего в дыму задохнулись мать с дочерью. На следующее утро Борис поднялся наверх, зашел в хату. Дверь была распахнута. Посреди хаты стояла скамья, на ней — газета «Вперед за Родину!», пачка горохового супа, немецкая плащ-палатка и окровавленный валенок. Позже мама обнаружила пропажу вышитого полотенца. Панарины поняли, что к ним заходил раненый. Недалеко была школа, в ней жила учительница с двумя детьми: мальчиком трех лет и грудной девочкой. Отец велел Борису привести Марию Андреевну. Несколько дней и ночей все сидели в погребе, потом раздался взрыв: немцы уничтожили мост, и все стихло, немцы отступили.

С 6 по 10 февраля советские солдаты вели наступление по открытому полю. С горы, где был немецкий миномет, солдаты были видны, как на ладони. Все они погибли. Через несколько дней в деревню вошли наши. Четверым подросткам, среди которых был Борис Панарин, дали задание: собрать убитых и похоронить. За огородами находились четыре колхозных погреба. Шалаши, прикрывавшие их сверху, давно растащили. Погреба очистили от снега, застелили соломой, сюда, на больших санках — пацанках свозили убитых.

— Когда мы собирали убитых, то поняли, что многие были лишь ранены, их даже успели перевязать санитары. Но немцы добивали советских солдат, ломали винтовки. Несколько дней мы с ребятами занимались захоронением. Укладывали бойцов головой на восток, их было 87. Весной, после таяния снега, обнаружили еще пятерых. Всего в братской могиле нашли последний приют девяносто два воина. Об одном до сих пор жалею: мы не собрали документы. Сами не догадались, а никто не подсказал.

23 апреля 1943г. Борис Панарин получил повестку. В ней сообщалось, что при себе нужно иметь ложку, кружку, котелок, продукты на десять дней, исправную обувь и явиться к двум часам в военкомат в Луковец.

Утром новобранцы пешком зашагали в Елец, потом в Ефремов. Оттуда на поезде добрались до Горьковской области. В г. Ташино Борис Панарин три месяца учился на мотоциклиста, потом еще шесть месяцев на младшего командира.

— В апреле 44-го нас направили на фронт. Ехали поездом до Москвы, потом в Белоруссию, высадили где-то в лесу, нас сразу отправили обедать. А повар нам и первого и второго вволю положил, да еще говорит: «Кому добавки, подходите». Мы пока учились, досыта не ели. И вот я наелся и думаю: «Теперь, даже если и убьют, не страшно». Посмотришь иной раз фильм про войну и думаешь, а знают ли, как там было, до чего все чисто и приглажено. Ведь даже в учебке нам приходилось туго. Спали вплотную друг к другу, одеялом не в длину, а по ширине укрывались. Если ночью выйдешь, назад уже не протиснешься — занято.

Борис Панарин был зачислен в 3-й танковый корпус 2-й танковой Армии, 76 мотоциклетный разведбатальон. Старшие товарищи помогали, учили ориентироваться на местности, бесшумно подходить к врагу. Поначалу на ответственные задания не брали, но позже и Борису Митрофановичу довелось ходить в разведку, узнавать, где какие орудия есть у немцев, как заминированы передовые. Сведения наносили на карту и передавали в танковые подразделения. В конце июня освободили Минск, Брест и в июле вступили на польскую территорию.

— Раз мы отправились в разведку на трех мотоциклах, подъехали к передовой, спешились, один остался охранять мотоциклы, восемь пошли за языком. Когда подошли довольно близко, лейтенант скомандовал: такие-то со мной, а Панарин с еще один — прикрывают. Захватить языка не удалось, немцы нас обнаружили, и мы отходили по какому-то болоту. Мы прятались в камышах, а немцы освещали ракетами, и так светло было — хоть иголки собирай. Долго мы в воде по горло сидели. А когда немцы настрелялись, и можно было выходить, обнаружили, что один ранен, другой боец пропал. Нашли свои мотоциклы, приехали в землянку, ночь глубокая, в бочке огонь погас, дрова сырые, а мы насквозь мокрые. Пока разожгли огонь, пока то да се, я понял, что заболел. Попал в санчасть. А это опять же не как в кино — палатка, простынка постелена прямо на земле, одеяло ветхое. На следующий день принесли мою шинель, полы просохли, а рукава мокрые, но укрылся, теплей стало. Потом отправили в госпиталь в Брест, у меня осложнение на глаз было, так он у меня всю жизнь и болел, а сейчас ничего не видит.

После госпиталя Борис Митрофанович в свою часть не вернулся. Победу встретил в Польше. Мобилизовался Борис Митрофанович в 47-м году. Так как Панарин был старшиной роты, то при демобилизации получил паек: 5 кг. сахару, 10 кг. муки. отрез ситца, 3,5 тысячи рублей. Возвращался Борис Митрофанович под Новый год, по пути купил большой шмат сала, знал: дома голод. Приехал на ст. Малоархангельск. Там стояла будочка, все пути — дороги заметены снегом, вещей порядком, а как до дома добираться неизвестно. Решил ехать на Курск, к тетке, а уже оттуда домой. По пути встретил односельчанина Валентина Ивановича Внукова с братом Анатолием, они ездили в Курск за продуктами, но ничего достать не смогли и возвращались порожняком.

— Поехали с нами, — предложил Валентин Иванович, — пожитки твои на санки положим.

— Темень, мороз, мы идем с Понырей. Устали, сил нет. Присели отдохнуть, я достал сало, угостил товарищей, так Анатолий спустя много лет это сало вспоминал, говорил: «А помнишь, как ты нас в дороге накормил».

В мирной жизни Борис Митрофанович работал продавцом, сначала в Подкопаево, потом в Луковце. В Луковскую школу прислали на работу учительницу, Нину Михайловну и вот уже 58 лет они вместе, как говорится в горе и радости, вырастили двух сыновей Владимира и Михаила.

Скоро наступит самый большой для ветерана праздник — День Победы. Уже несколько лет Борис Митрофанович не ездит в район на 9-е мая — здоровье не позволяет. Но опять вспомнит своих боевых товарищей. А мы поздравляем Бориса Митрофановича Панарина и его близких с этим великим праздником!

Маша Никитушкина
Фото автора

Связанные записи

Один комментарий

  • ОГИБДД ОМВД России по Малоархангельскому району says:

    Сегодня были у Борис Митрофановича. Здоровье конечно его подводит. Уже ничего не видит. Хотелось бы, чтобы все у него было как надо.

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.