Home » История: с 1917 по 1941 г. г., Культура

Завтрак председателя совнаркома

21 January 2011 Нет комментариев

Памятник Ленину в Малоархангельске.

Малоархангельская районная газета сейчас носит название «Звезда». Первый её выпуск вышел в 1918 году, и название соответствовало духу времени — «Революционный путь». Редактировал газету Алексей Шатров — человек удивительной судьбы. Выходец из простой крестьянской семьи, Алеша Захаров поступил в сельскохозяйственное училище, где и познакомился с революционно настроенными людьми. Так началась партийная биография этого человека. Через несколько лет Захаров вступил в партию большевиков, ему присвоили кличку Шатер, и Захаров превратился в Шатрова. Несколько раз он встречался с Лениным, о чем и рассказывает в своих воспоминаниях, хранящихся в музее боевой и трудовой славы г. Малоархангельска. Вот в сокращении воспоминания Шатрова об одной из таких встреч.

«В ноябре 1917 года я как делегат-фронтовик второго Всероссийского съезда Советов находился в Петрограде. В то время ЦК партии создал курсы по организации Советской власти и отрядов Красной гвардии, куда включили и меня. По окончании курсов наша десятка должна была отправиться на Украину в распоряжение товарища Артема, который в то время находился в Харькове. Перед отъездом групп Ленин каждую вызывал к себе и давал наставления. Подошла наша очередь. Мы навели глянец на сапогах, почистили шинели, гимнастерки… Наконец вошли в кабинет Ленина. Он объяснял нам, как нужно работать на Украине, как вести себя с рабочими, крестьянами и интеллигенцией. Предупредил, чтобы мы не проявляли великодержавного шовинизма, не забывали, что едем не командовать, а помогать братьям-украинцам устанавливать Советскую власть.

Долго продолжалась наша беседа, на прощание Ильич пожелал нам успехов и проводил до дверей кабинета. А на следующий день мы получили мандаты, которые предоставляли нам чрезвычайно широкие полномочия, деньги, обмундирование и другие необходимые для поездки вещи. В специальном вагоне отправились к месту назначения. Товарищ Артем (Сергеев) был очень рад нашему приезду, он распределил нас по городам Украины и каждому дал в помощь по два человека, хорошо знающих украинский язык. Также он снабдил нас хорошо сфабрикованными удостоверениями, подписанными Председателем Центральной Рады. Благодаря этим документам мы избежали ареста агентами контрреволюционной Рады.

Наша работа проходила в уездах и волостях. Мы находили бывших фронтовиков и инвалидов войны, устанавливали связь с беднотой, привлекали на свою сторону середняков. Сразу же создавали Советы депутатов, комитеты бедноты, отряды Красной гвардии. Совдепы облагали помещиков, купцов, кулаков так называемой контрибуцией. Была собрана крупная сумма денег, около трех миллионов рублей. Часть пошла на организацию подпольной работы на Украине, а часть оставалась в наших руках. В связи с осложнившейся обстановкой наше советское правительство во главе с председателем УкрЦИК эвакуировалось в пределы России, так что деньги сдать было некому. В это время на Украине было изобилие продуктов. Мы знали, что в Москве голод, и набрали как можно больше съестных припасов. Наша тройка прибыла в Москву, нас поселили в гостиницу напротив Кремля. По нашим мандатам комендант Кремля выписал пропуска на право входа в Кремль. Главной задачей было сдать деньги, чтобы избавить себя от этой обузы. Мы попали в финансовый отдел ВЦИК, попросили ответственных товарищей дать распоряжение об их принятии, но нам категорически заявили, что примут деньги только тогда, когда в Москву прибудет наш совдеп. Ходим день, два, деньги не берут, мои товарищи получили новые назначения и уехали, я остался один. Боялся ходить с таким портфелем по Москве, не мог навестить родных, знакомых.

Наконец мое терпение лопнуло, я решил обратиться к товарищу Ленину. Рано утром в первых числах апреля 1918 года уложил в мешок самые лучшие продукты: белый хлеб, свиное сало, украинскую колбасу, зельц. Мешок взвалил на плечо, под мышку взял портфель и направился в Кремль.

В приемной я предъявил часовому пропуск, и меня без задержки пропустили к Ильичу. Секретарь Ленина тов. Фотиева сказала, что Владимир Ильич очень занят и просил никого не пропускать. Я настаивал, объяснял, требовал. Наш разговор становился все громче. Эти пререкания, по-видимости, услышал Ленин, он открыл дверь и спросил:

— Лидия Александровна, что за спор?

Тов. Фотиева рассказала, в чем дело.

— Товарищ с Украины, — воскликнул Ленин. — Принять, принять, интересно, что делается там.

Я преспокойно разделся, взял мешок, портфель и вошел в кабинет.

— Здравствуйте, товарищ украинец! — душевно встретил меня Ленин.

— Идите, не робейте.

Я поставил мешок в угол у двери и с портфелем сел в указанное кресло.

— Расскажите, как там на Украине?

Я начал говорить о том, как мы организовали отряды Красной гвардии, как их вооружили, доложил о борьбе этих отрядов против гайдамаков Центральной Рады.

— И вы как организатор советской власти были председателем совнаркома? — спросил меня Ильич.

— Да, товарищ Ленин, был.

— Значит, вы коллега мне, — засмеялся Ленин.

Он задал ещё несколько вопросов и, наконец, поинтересовался:

— А что, собственно, привело вас ко мне?

— Владимир Ильич, у меня в этом портфеле большая сумма денег, но их никто не принимает.

— Сколько?

— Около трех миллионов рублей. Ленин взял бланк с заголовком «Председатель Совета Народных Комиссаров Ленин — Ульянов», написал распоряжение в административно-хозяйственный отдел: «Немедленно принять от товарища Захарова деньги и выдать ему три тысячи рублей».

Попрощавшись с Лениным, я взял портфель, направился в приемную, но, не успев закрыть за собой дверь кабинета, услышал:

— Товарищ, вы мешок забыли.

Я вернулся, принялся выгружать из мешка продукты и выкладывать на стол. Ленин с изумлением смотрел на мои действия, затем встал из-за стола:

— Что вы делаете?

— Это вам подарок с Украины.

Вдруг Ильич быстрыми шагами подошел к двери и, как мне показалось, гневно сказал: «Лидия Александровна, позовите, пожалуйста, Гиля».

Меня словно обухом по голове ударили, на лбу выступил пот. Ну, думаю, влип. Я вспомнил, что в моем мандате написано, что я должен вести борьбу со взяточничеством. А я хотел дать взятку, и кому — товарищу Ленину. Вот сейчас придёт тов. Гиль и отведет меня к Дзержинскому.

— Что с вами, товарищ? — ласково спросил Ленин, — на вас лица нет.

В этот момент вошел тов. Гиль, который оказался шофером Ленина.

— Степан Казимирович, — сказал Ильич, — давайте соберем эти продукты и отвезем их в детский дом. Они очень нужны детям, мы должны проявлять заботу о подрастающем поколении.

Честно говоря, я расстроился, перед уходом еще раз осмотрел кабинет Ильича и заметил на письменном столе стакан мутного чая, а на тарелке два ломтика черного хлеба. Это был завтрак главы правительства. Пока Ленин был занят укладкой продуктов, я взял хлеб и вместо него положил на тарелку два ломтя пшеничного каравая, сверху — свиное сало и колбасу, и высыпал большую горсть сахара. Ленин, проводив Гиля, вернулся к столу, заметил бутерброды, сахар и спросил, указывая на тарелку:

— Это что такое?

— Это ваш завтрак.

— Ну, это вы зря, сами остались без еды.

— Я буду сегодня завтрак председателя совнаркома, — с этими словами я вытащил из кармана черный хлеб и показал его Ильичу. А потом схватил портфель и выбежал из кабинета.

Эту встречу с Лениным, и особенно случай с продуктами, я запомнил на всю жизнь».

Елена Мусатова
Газета «Город Орёл»
21 апреля 2005 года.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.