Home » История: Великая Отечественная

Новейшая техника вермахта в боях под Малоархангельском

22 June 2011 Нет комментариев

«Пантеры» на марше.

С огромным интересом прочитала воспоминания генерал-майора Ивана Никитовича Конева о боях возле села Протасово в первые дни Курской битвы, затем перечитала, вспомнив о том, что для САУ «Фердинанд», танка «Пантера» и модифицированного после весенних боев за Харьков «Тигра», операция «Цитадель» — боевой дебют. То есть десантники 3-ГВДД и другие части 13 армии приняли на себя удар совершенно неизученных «чудовищ» (как их называет Иван Никитович в своих воспоминаниях). Тем занимательнее рассказ о том, что десантники не дрогнули утром 6 июля и получили в свой адрес от Конева: «Ай, да молодцы»! А разведчики, имея только бутылки с горючей смесью, подожгли такого бронированного монстра как «Пантера», бросившись догонять танк!

Как же получилось, что на орловском плацдарме появилось так много новейшей немецкой техники?

I

Командующим 9 армией вермахта был один из самых эффективных полководцев Второй мировой войны — генерал-полковник Вальтер Модель. Весной 43-го Вальтер Модель получил приказ «оставить Ржев и выпрямить Ржевско-Вяземскую дугу фронта», когда Гитлер узнал, что войска Рокоссовского выдвигаются к Орловско-Курской дуге. У «Льва Обороны» новая задача — удержать Орел.

Модель очень тщательно готовился к сражению на северном фасе Курской дуги. Он мечтал повторить удачную для 9 армии операцию «Ржевской мясорубки», отомстив, таким образом, за громадные потери вермахта в Сталинградской битве. К лету 1943 года 9-я — самая большая и лучше всего оснащенная армия Германии.

Генерал-полковник Вальтер Модель — старый солдат прусской школы, прошедший через Первую мировую. В 1935-1938 г.г. он занимает должность начальника 8 отделения (военная техника) в генеральном штабе сухопутных войск в Берлине. Ф. Э. фон Манштейн в книге «Утерянные победы» пишет: «Я хорошо знал Моделя со времени, когда он служил у меня в восьмом управлении генерального штаба; он ведал наблюдением за развитием техники и ее оценкой. Он был очень полезен в этой должности, действуя подобно щуке в пруду с карасями из отделов министерства». Известно, что Модель приезжал в Советский Союз с целью изучения новой техники возможного противника.

Далее его бывший начальник отмечает такое качество Вальтера Моделя, как «стремление добиться хороших личных отношений с главными деятелями режима». Например, он попросил у Гиммлера себе адъютанта из СС, что вызвало резкую критику со стороны офицерского корпуса. Неудивительно, что именно на северном фасе Курской дуги появились элитные дивизии СС «Рейх» и «Мертвая голова».

Вместе с тем, Манштейн подмечает: «Свои взгляды по военным вопросам он (Модель) твердо отстаивал перед Гитлером». Именно доклад Моделя повлиял на фюрера при разработке операции «Цитадель». «После этого доклада, — вспоминает Манштейн, — он (Гитлер) признал необходимым усилить наши танковые части. Он пообещал к 10 июня перебросить к нам значительное количество танков типа «тигр» и «пантера», штурмовых орудий, а также батальон сверхтяжелых танков типа «фердинанд». Кроме того, танки Т–IV и штурмовые орудия должны были получить дополнительные экраны для усиления броневой защиты, чтобы они могли противостоять новым советским ПТР. В целом Гитлер предполагал приблизительно удвоить численность наших танков».

Резко увеличился выпуск новых, более эффективных средств. Для фашистской армии создавались мощные и современные самолеты «Фокке-Вульф — 190А» и «Хеншель–129».

Модель, используя все свои довоенные связи, интересовался новейшей техникой и лично ее принимал. Он прекрасно понимал, что людские потери последних месяцев и «тотальная» мобилизация, изменили качественный состав армии, и стремился компенсировать это новейшими видами оружия.

II

В это время, советская армия, столкнувшись с «Тиграми» под Харьковом весной 1943 года, создает танковые армии нового типа. В их составе — два танковых и один механизированный корпус, подразделения и части усиления и обслуживания, имеющие примерно одинаковую скорость и проходимость. Ввод в состав танковых армий только танковых и механизированных соединений взамен прежних кавалерийских и стрелковых повысил их ударную силу и маневренность, позволил использовать их массированно на решающих направлениях. К лету 1943 года в нашей армии были созданы четыре танковых армии однородного состава, а в июле формировалась пятая.

Пехотой проводятся, с учетом опыта, следующие упражнения:

«Солдат твердо знал: окоп — его крепость. Поэтому он заранее обживал его, изучал местность, пристреливал участки вероятного нападения. Чтобы преодолеть танкобоязнь, на специально оборудованных учебных полях проводились такие упражнения. Наш Т-34, изображавший танк противника, который не подбили перед позицией, стремительно шел на окоп или траншею. Что делать? Солдат залегал на дно траншеи, пропускал стальную махину через себя, а потом мгновенно поднимался во весь рост и метал в его корму противотанковую гранату или связку противопехотных гранат, а то и бутылку с горючей смесью. Это было поначалу действительно страшно. Под тяжестью танка трещали и осыпались стенки траншеи, воина засыпало землей. Рев двигателя, лязг гусениц, дым, гарь. Но через две-три «обкатки» страх покидал бойца, он обретал уверенность в победе».
(Из воспоминаний бывшего начальника штаба 321 стрелкового полка Г.В. Малюги). Цит. по кн.: Е.Е. Щекотихин. Битва на Соборовском поле: к югу от Орла, с. 22-23).

Видимо, разведчики, уничтожившие «Пантеру» возле НП Конева, очень хорошо усвоили это упражнение и использовали его под Протасово, впервые встретив этих «бронированных чудовищ».

III

Германские источники, в частности, Пауль Карель в своей книге «Гитлер идет на восток: 1941-1943» тоже описывают новейшую технику в сражениях под Малоархангельском:

«На левом фланге, в XXIII армейском корпусе под командованием генерала Фрисснера, ход сражения в первые 24 часа был также выгодным для нас. Такие опытные и бесстрашные части, как 78-я пехотная дивизия, показывали пример в бою. Здесь были введены в бой «фердинанды». Надо было еще отметить 60 сантиметров высотой, 55 сантиметров шириной и полтора метра длиной карликовые танки, названные парадоксально «голиаф». Эти коварные, управляемые без человека танки проходили через любые преграды до 1000 метров. В них находилось 90, 7 кг взрывчатки. Со скоростью 19 км в час катились карлики на вражеские позиции. При нажатии на кнопку они взрывались. Если такой «голиаф» попадал в цель, его действие было огромным, но часто он не попадал в нее.

Закрепленные в боях Вюртембергские полки 78-й и 86-й дивизии, подкрепленные егерскими батальонами, были брошены на уличные бои в Малоархангельске. Чтобы проложить дорогу «фердинандам» по густо заминированным советским полям, Модель ввел в бой еще одно чудо-орудие: низкое, весом 4 тонны, бронированное гусеничное орудие по образцу тягачей со снарядами, которые применяли англичане. В них помещалось 450 кг взрывчатых веществ. Установка действовала так, что при ее взрыве в радиусе 40-50 метров все мины взрывались. Водитель покидал взрывное устройство после включения кнопки на замедленное действие. Так в Малоархангельске удалось освободить от мин широкую улицу.

Но немецкий прорыв не удался. 410-й полк 81-й стрелковой дивизии русских в 18 часов (5 июля) был отброшен, однако советские танки из 129 танковой бригады перешли в контрнаступление…

Памятка по уничтожению САУ Фердинанд.… русская пехота не поддается панике перед грохочущими «тиграми» и «фердинандами». В течение нескольких недель действиям против танков советских солдат обучали партийные инструкторы и опытные офицеры. Было сделано все, чтобы солдаты преодолели танковый ужас… И успех был поразителен.

Русские пехотинцы прятались в хорошо замаскированных окопах и вступали в бой с наступающими немецкими гренадерами. Бой часто продолжался там, где танкисты считали всех погибшими. Танки и орудия должны были отступать, чтобы выручать гренадеров, и все повторялось снова. Вечером гренадеры были вымотаны, танкисты остались без горючего…

И еще сообщали в один голос командиры: «Русских не удивишь наступлением ни в каком направлении. У них не найдешь слабого места. Они ожидали нападения как раз в этом направлении. Об этом свидетельствуют показания пленных…».

IV

Да, врагу не удалось увидеть ни растерянности, ни страха, ни малодушия в первые дни Битвы. Германцы не учли победного духа в советских войсках с учетом появившегося умения, опыта, закалки.

Оскар Курганов, корреспондент газеты «Правда» писал:

«Мне рассказывали о двух любопытных случаях. Фашисты ввели в действие свою новинку — пустили сухопутную самоходную торпеду на наше минное поле, пытаясь, должно быть, проложить дорогу танкам. По земле двигалось устрашающее чудовище на гусеницах — оно управлялось на расстоянии. Но наши бойцы, ни на минуту не задумываясь, взорвали торпеду гранатами еще до ее подхода к минам. В воздухе над полем боя все наблюдали, как на советский истребитель (потом я узнал, что это был коммунист Николай Солянников) напали четыре немецкие самолета «фокке-вульф -190». Солянников сбил два самолета и продолжал драться с двумя оставшимися. Они одновременно с двух сторон атаковали нашего летчика, но он нырнул вниз, немецкие истребители не успели опомниться и столкнулись друг с другом».

V

В первые же дни боя в сражение были введены сотни танков. Ни до, ни после битвы на Курской дуге фашистам не удавалось достичь такой плотности бронетанковой техники. По статистике на отдельные участки приходилось до ста гитлеровских танков и штурмовых орудий на километр фронта. Наши войска выдержали этот стальной таран. 9 армия Моделя, натолкнувшись на глубокоэшелонированную оборону, увязла в ней, понесла тяжелые потери в технике и людях. Массированный огонь артиллерии, умелое использование танков и авиации помогли командованию Центрального фронта в короткие сроки остановить вражеское наступление. Но взгляд на статистические данные этого наиболее напряженного в Великой Отечественной войне сражения говорит о том, что войска Центрального фронта потеряли в полтора раза больше, чем войска 9 немецкой армии. Разница в количестве убитых — 4:1. Вот такой ценой…

О. Егорова.

Литература.

  • Рокоссовский, К. К. Солдатский долг/ Константин Рокоссовский. — М. Воениздат, 1997.
  • Щекотихин, Е. Е. Битва на Соборовском поле: к югу от Орла / Е. Е. Щекотихин. — Орел, 2003, — 456 с.
  • На огненной дуге: Воспоминания и очерки о Курской битве. — М.: Воениздат, 1963.
  • Карель, П. Восточный фронт. Книга 2: Выжженная земля 1943-1944 / Пауль Карель. — М.: Эксмо, 2008.
  • Манштейн, Э. Утерянные победы / Э. Манштейн. — Смоленск: Русич. 1999.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.