Home » Пресса о Малоархангельске

Ветер над Соборовским полем

8 January 2017 Нет комментариев

 Мемориал в селе Дубовик бюджетных денег не потребовал - жители сами привели его в порядок. Фото: Денис Передельский/ РГ.

В удивительную историю угодили областные власти. Их обязали погасить долг, накопленный уже уволившимися и уехавшими из Орла чиновниками. Правительство региона в 2013 году распорядилось о возведении в Троснянском районе мемориального комплекса “Соборовское поле”. На разработку проектной документации обещали дать 57 миллионов рублей, затем сумму снизили примерно вдвое. Деньги так и не выделили.

Макет на миллионы

Проект был необходим для получения федерального финансирования. Церемонию открытия предполагали провести в 2015 году, приурочив к 70-летию Победы. Однако область денег не получила, в региональной казне их тоже не нашли. Строительство отложили на неопределенный срок и постепенно о нем забыли.

Затем неожиданно пробил час расплаты. В мае депутаты облсовета на заседании профильного комитета узнали о том, что бюджет задолжал за разработку проекта мемориала около 24 миллионов рублей. Часть долга погасили, остальное подрядчику пришлось отсуживать. Депутаты недоумевали: почему так дорого? За что требуют миллионы — за пару чертежей и настольный макет? Ничего другого область не получила.

— Решение выносилось давно, — пояснил замруководителя департамента финансов Дмитрий Шахов. — Работы были выполнены, акты подписаны. У подрядчика имеются законные основания требовать оплату.

Действующие власти просили об отсрочке. Подрядчик отказал, и его можно понять. Он рассчитывал на эти деньги, ему надо выдавать зарплату. После бурного обсуждения депутаты согласились заложить в бюджет требуемую сумму. Но поручили Контрольно-счетной палате проверить, насколько обоснована цена и не лоббировал ли кто интересы подрядчика.

— В сентябре была увеличена расходная часть бюджета текущего года, — рассказала руководитель департамента финансов Елена Сапожникова. — Согласно поправкам, 19,2 миллиона рублей будут направлены на исполнение решений суда по оплате разработки проектной документации мемориального комплекса “Соборовское поле”.

Выбросят дорогой проект или сохранят на будущее, пока неизвестно. Власти говорят, что не оставили надежду на возведение мемориала, хотя без федеральной помощи тут не обойтись. Будет ли она оказана и когда, большой вопрос. Но если мемориал появится, то станет аналогом военно-исторического музея-заповедника “Прохоровское поле”, уверяют чиновники.

Забытая битва

О Соборовском сражении “РГ” впервые рассказала в 2012 году. Оно длилось с 5 по 15 июля 1943 года с участием сотен тысяч солдат с обеих сторон, тысяч танков, самолетов и орудий. Поле находится на Среднерусской возвышенности в Троснянском и Глазуновском районах, частично заходя на территорию Поныровского района Курской области.

За овладение высотой, местность с которой хорошо просматривается на десятки километров вокруг, шли яростные бои. Краеведы считают, что сражение было несправедливо забыто. Героическую историю Соборовского поля затмила история Курской дуги, хотя именно Соборовское поле стало местом главного удара наступательной операции вермахта “Цитадель”.

“В самом сердце России, на родине Ивана Тургенева, шла современная Куликовская битва, от исхода которой так много зависело”, — написал в книге “Россия в войне 1941-1945” корреспондент английской газеты “Санди таймс” Александр Верт. О сражении сейчас напоминает курган, насыпанный в 1980-е годы. На табличке выбиты имена 35 солдат и офицеров, ставших Героями Советского Союза за подвиги на Соборовском поле.

Мемориал должен был заменить курган. Дороги с твердым покрытием там нет, ее надо строить. Поэтому музей-диораму, для удобства посетителей, планировали возвести у федеральной трассы, в райцентре Тросна. А уж от него совершать для желающих автотуры к памятнику. Поселок выиграл бы от притока туристов. Но главное — была бы увековечена память павших. Увы, пока нет ни того, ни другого. К слову, Тросна с прошлого года является Населенным пунктом воинской доблести. В битве за поселок погибли тысячи советских солдат. Кроме того, здесь действовал один из первых в стране партизанских отрядов. Он уничтожил 47 танков и 12 самолетов врага, пустил под откос 20 эшелонов. Его расформировали в 1943 году, после освобождения. Присвоить звание оказалось проще, чем возводить мемориал.

Поступили по совести

Пока чиновники выбрасывают на ветер бюджетные миллионы, рядовые орловцы возводят памятники за свой счет. Показательна инициатива работников агрофирмы из села Дубовик Малоархангельского района. На местном кладбище находится могила, в которой покоятся останки более чем 400 советских воинов. Сельчане сами привели ее в порядок и отреставрировали памятник, у подножия которого всегда лежат свежие цветы. А недавно дополнили ее уникальной плитой.

— Из Дубовика на фронт ушли более трехсот человек, и свыше двухсот из них не вернулись, — рассказал глава агрофирмы, лидер инициативной группы Сергей Борзенков. — О многих неизвестно, где они похоронены и похоронены ли вообще. Мы собрались коллективом и решили, что надо увековечить их память. К тому же не каждое село имеет такую страницу в своей истории.

Энтузиасты обратились за помощью в краеведческий музей и к старожилам, подняли архивные документы и по крупицам восстановили имена тех, кто не вернулся с войны. Теперь они золотыми буквами выбиты на мраморной плите, которую сельчане установили за свой счет. Официально она не считается памятником, процесс придания статуса непрост. Но разве это не пример и укор для некоторых чиновников?

Тем временем

В последнее время прокурорские проверки выявили десятки брошенных братских захоронений. Никто годами не выделял средства на их ремонт и реконструкцию. До 1990-х над ними шефствовали колхозы и совхозы, которые затем поменяли хозяев, словно перчатки. Новые владельцы не принимали захоронения на баланс, ведь это — “лишние” расходы.

Между тем все братские могилы и мемориалы являются объектами культурного наследия. Они должны состоять на госохране. Закон запрещает изменять их облик и строить рядом что-то капитальное. Большинство памятников появились в 1950-1960-е годы и с тех пор обветшали. Выделяемых средств, а в регионе действует целевая программа, не хватает на то, чтобы в одночасье привести все в порядок.

Лишь недавно правительство оформило необходимые охранные обязательства. Спрашивать теперь будут с муниципалитетов. Последние приняли бесхозные памятники на баланс, хотя зачастую этому предшествовал суд. Обычно происходит так: прокуратура находит забытую могилу, предлагает администрации принять ее на баланс, получает отказ и обращается в суд, который обязывает чиновников поставить ее на учет.

Нежелание заботиться о братских могилах оправдывают отсутствием средств. Суд же объясняет, что охранять памятники обязывает закон и что дефицит бюджета не может служить основанием для невыполнения этих требований. Увы, на передний план в таких спорах выходят финансы. Как тут не вспомнить Дубовик, жители которого добровольно пожертвовали на установку мемориальной плиты.

— Иначе и быть не может, — считает Сергей Борзенков. — Наш долг — хранить память о тех, кто отстоял свободу и независимость страны. Разве без них, без их великого подвига жили бы мы сейчас?..

Прямая речь

Михаил Петров, старший помощник прокурора Орловской области по правовому обеспечению:

— С 3 октября 2016 года вступает в силу закон от 05.04.2016 № 95-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации”. Он вводит понятие защитной зоны объектов культурного наследия. Таковыми являются территории, которые прилегают к включенным в реестр памятникам и ансамблям и в границах которых запрещается строительство объектов капитального строительства и их реконструкция, связанная с изменением их параметров. Они не устанавливаются для объектов археологического наследия, некрополей и объектов монументального искусства. Пределы защитной зоны составляют: для памятника в населенном пункте — 100 метров от его внешних границ, вне населенного пункта — 200 метров, для ансамбля в населенном пункте — 150 метров, вне населенного пункта — 250. При этом на основании заключения историко-культурной экспертизы региональный орган охраны объектов культурного наследия вправе изменить расстояние, на котором устанавливается защитная зона. Для него также вводится обязанность направлять в орган кадастрового учета документы о зонах охраны объекта культурного наследия и защитной зоне для внесения сведений о них в государственный кадастр недвижимости.

Денис Передельский
Российская газета — Неделя — Центральная Россия №7082 (214)
22.09.2016

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.