Home » История: Великая Отечественная, Пресса о Малоархангельске

Солдаты остаются безымянными

4 July 2009 2 комментариев

Поисковики

Утро. Поисковики выходят из предоставленных им школьных помещений и направляются к умывальнику. Закончив утренний туалет, идут в столовую, где уже готов завтрак. Позавтракать нужно поплотнее, потому что на обед никто возвращаться не будет, перекусят в полевых условиях. Ужин по режиму – в семь. Но световой день ребята стараются использовать наиболее плодотворно и уставшие, пропылённые приходят часам к девяти-десяти. С собой приносят добытые ржавые военные трофеи, складывают их у стены. В столовой дежурят по очереди. В лагере поисковиков есть две девушки, студентки Орловского института культуры – Вика и Маша. Но и они «женскому делу» – стоянию у плиты, предпочитают работу в поле, с лопатой в руках. Кстати, все участники Вахты Памяти, с которыми довелось побеседовать, выражали сердечную благодарность районной администрации за тёплый приём, а особенно – заместителю главы Ю.А. Маслову. Он оперативно решал все возникающие вопросы.

Поисковую деятельность ребята начали с бесед со старожилами, которые могли бы указать, где находятся неучтённые захоронения. А они есть. Страшная битва прошла по этим местам. То, что пережито здесь советскими воинами, не высказать словами. «Мы стояли насмерть», — писали позже ветераны в Малоархангельский музей боевой славы. Более трёх тысяч имён выбиты золотом на мраморных плитах Протасовского мемориала. Матрёна Платоновна Каурова, старейшая жительница села, вспоминая о войне, всегда плачет.

— Пришли мы из эвакуации, — начинает она свой невесёлый рассказ, — женщины, старики и дети. Стали хоронить убитых, а сил копать могилы у нас совсем не было. От взрывов образовались огромные воронки, в них мы и складывали погибших. Теперь их уже не отыщешь. А то ещё был случай. Разбирали мы с женщинами блиндажи и в одном увидели мёртвых солдат. Как взрывом их накрыло, так они и остались сидеть, один даже руку с сухариком у рта держал. Похоронили в окопе. В каком? Да где-то здесь.

Для поисковиков очень важно точно знать место захоронения. Иначе тяжелейший труд может пойти насмарку. Уставшая Вика как-то вечером огорчённо жаловалась: «Мы сегодня столько земли перелопатили, таких шурфов накопали, а ничего не нашли. Дело в том, что настоящий поисковик после себя не оставит ям, всё аккуратно засыплет, так что работа получается двойная.

— Какие здесь люди доброжелательные, отзывчивые! – делится впечатлениями Юрий Малютин. – Копали сегодня в Гринёвке… Подходят, разговаривают, подсказывают, где лучше вести поиск.

Повезло Геннадию Ивановичу Соболеву. Он вместе с группой парней отправился в деревню Петровка. Когда-то она насчитывала 75 дворов, а теперь в ней стоит единственный дом, в нём проживают супруги Сивовы. Василий Ефимович Сивов радостно встретил поисковиков.

— Захоронение? Конечно же, есть, — и точно указал место. Ребята работают, а Сивов рассказывает о прошлых событиях, которым он был свидетелем:

— Заканчивалась зима, когда наши освободили Петровку, Павловку, Семёновку. Немцы удирали со всей поспешностью. Мы уже думали – навсегда, но они свои позиции сдавать не собирались. Ночью подтянули войска и окружили деревню. Наши солдаты дрались храбро, но перевес в силе и технике был на стороне врага. Утром я узнал, что снег не только белым бывает, а красным и чёрным. Солдат убитых лежало столько, сколько бабы снопов в поле не вязали. Деревню нашу немцы сожгли, а вот здесь, видите, стоял дом, — Василий Ефимович показывает на едва, заметный четырёхугольник. — Рядом с ним находился скирд соломы. Когда он сгорел, то земля под ним оказалась рыхлая, оттаявшая. Здесь и похоронили убитых. После эвакуации мы вернулись в деревню, увидели на бугорке деревянный крест. На нём было написано: «Коля, спи, мы за тебя отомстим». Позже останки этого бойца были перезахоронены на мемориале в с. Протасово. Ещё несколько лет по весне над братской могилой павших солдат зорями было видно голубоватое свечение.

Поисковики сняли верхний слой почвы и обнаружили захоронение. Всего извлекли из земли останки восьмидесяти семи воинов. Нашли медаль «За боевые заслуги», по номеру установят, кому она принадлежала, и медальон с почти истлевшей четвертушкой тетрадного листа. Написанный карандашом текст с трудом поддаётся прочтению, но восстановить запись всё же возможно.

Меньше поисковикам повезло в д. Сидоровка, хотя они доподлинно знали, что здесь находится неучтённое захоронение. Ещё зимой Юрий Жиляев побывал у местной жительницы Александры Константиновны Бабенковой. В их доме (так как он был просторным и светлым) во время войны была развёрнута санчасть. Шестнадцатилетняя Александра вместе с матерью помогали врачам: грели воду, подавали инструменты, делали несложные перевязки. В зале шли операции, не прекращающиеся даже с наступлением темноты. Врач Минашвили, бледный от переутомления, с воспалёнными глазами, уже шатался, едва не засыпая на ногах. А раненые всё поступали и поступали. «Тяжёлых» оставляли, а легкораненых отправляли в Орлянку. Многих спасали героические врачи военного времени, но многие бойцы умирали. Отец Александры хоронил их под яблонькой.

Зима этого года была очень суровой, и тяжелобольная Александра Константиновна не пережила её. А поисковики того госпитального захоронения не обнаружили! На указанном месте нашли останки шестерых воинов и ребёнка. Наверное, это был десятилетний племянник Бабенковой. Ребятишки подобрали винтовку, баловались да нечаянно и застрелили своего товарища. А могила ведь где-то рядом. Но где? Не выдаёт своих тайн земля.

И ещё одно госпитальное захоронение, теперь уже в деревне Вавилоновка, не смогли отыскать. В холодный дождливый день, когда можно было отдохнуть, ребята отправились в Вавилоновку. Здесь стоял дом А.Ф. Тетеревой, и в нём тоже находилась санчасть. Умерших хоронили рядом. Как изменился рельеф за прошедшие 60 лет! Ориентиром служил бугорок, но он сгладился. Копают один шурф, другой – наконец находят останки шестерых человек. Но по совам Тетеревой, захоронено было гораздо больше.

Уже в конце вахты в лагерь пришла женщина и сказала, что в д. Семёновка тоже есть захоронение. Но это уже работа для малоархангельского отряда «Поиск».

Не только останки извлекают из земли поисковики. Они поехали обследовать укрепрайон около ст. Малоархангельск и, сбившись с пути, попали в небольшой лесок Глазуновского района. Металлодетектор в руках Ю. Малютина показал наличие в земле металла. Сняв дёрн, обнаружили двенадцать немецких мин.

— Такая бабахнет, — рассказывает Ю. Жиляев, — полдеревни с лица земли сотрёт. Сообщили в МЧС Орла. Приехали специалисты, но взрывать на месте побоялись: радиус поражения осколками достигает двух километров, а деревня находится слишком близко. Ещё две мины нашли в районе с. Протасово.

За время проведения Вахты Памяти все ребята сдружились, обменялись адресами. Итогом их работы стало перезахоронение останков ста двадцати девяти советских воинов. Обезврежено и уничтожено четырнадцать мин. Будут установлены имена только двух павших солдат, остальные останутся безымянными. Но свою задачу поисковики выполнили: меньше стало неучтённых захоронений на нашей земле. Пройдёт ещё немало времени, прежде чем мы сможем сказать, что захоронили последнего солдата.

Елена Мусатова
Газета «Звезда», Малоархангельск, от 27 мая 2003 года.

Связанные записи

Комментарии: 2

  • Дмитрий says:

    Да, историю про ребят, которые с винтовкой играли я слышал, бабушка рассказывала.

  • Евгений Хамылов says:

    В Верхней Гнилуше в саду моей ныне покойной бабушки,тоже похоронен совсем молодой солдат.Это я знаю точно.Свидетелем тому был мой ,тоже ныне покойный отец..Так он там и покоится.

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.