Home » История: до 1917 года, Культура

Скарятины — дети цареубийцы

24 August 2011 1 комментарий

Усадьба Скарятиных. Левое крыло усадебного дома, фото начала XX века.

В этом материале речь пойдёт о том, какой след оставили в российской истории те четверо детей Якова Фёдоровича Скарятина, о которых мы ещё не говорили.

Дипломат Александр Скарятин

Александр Яковлевич Скарятин в семье родителей занимал особое положение. Отлично образованный человек, коллекционер и любитель искусства, большую часть своей жизни он провёл за границей, в Италии. Произошло это и по причине его слабого здоровья (ему нельзя было долго находиться в северном климате) и потому, что он, будучи дипломатом, служил русским консулом в Неаполе. На родине (ему принадлежали село Рождественское, Ивановка тож, на речке Фошня, и деревня Ушакова — в современном Колпнянском районе, — А. П.) он бывал очень редко.

Живя в Италии, Александр Яковлевич, увлёкся музыкой европейского Возрождения и стал коллекционировать старинные ноты. Манускрипты эти уже и в его время были очень редки и труднодоступны. Если удавалось, коллекционер покупал подлинники, если не получалось, то Скарятин нанимал переписчиков и снимал со старых нот копии. Так образовалось (это выяснилось позже) редчайшее собрание музыкальных записей, составившее 90 рукописных томов. После смерти в 1884 году Александра Яковлевича коллекцию привезла в Россию его дочь Скарятина, Мария Дембская.

Современные виртуозы-исполнители, обращающиеся к произведениям А. Вивальди, Г. Генделя и многих других композиторов Средневековья, часто держат в руках эти драгоценные рукописные книги, хранящиеся в научной библиотеке Московской государственной консерватории.

Упомянутая дочь А. Я. Скарятина, Мария Александровна Дембская, была перед революцией последней «барыней» в скарятинских Рождественском и Ушаковой. Правда, она, как и отец, появлялась в здешних местах очень редко, постоянно проживая за границей.

Казанский губернатор Николай Скарятин

Самому младшему из сыновей Якова Фёдоровича, Николаю (он родился в 1823 году в родовом имении Троицкое), в то время — боевому офицеру, при разделе наследства достались земли в Щигровском уезде Курской губернии. Николай Яковлевич успел ещё принять участие в Крымской войне, а затем, оставя службу военную, он быстро сделал себе карьеру по «статской части».

В 60-70-ые годы XIX века его имя, как казанского губернатора, было на устах у всего Поволжья.

Скарятин отличался особой неуемностью своего деятельного характера, которая нередко переходила все обусловленные пределы дозволенного. А выливалось все это в лавины разносов, которые обрушивались на головы нерадивых чиновников как лиц, несущих по воле своей определенную общественную службу и допускавших в ней существенные огрехи. О «зверствах» и «грубости» казанского губернатора ходили легенды.

Впрочем, некоторые из них имели место быть. Одно бесспорно — появление на улицах города губернатора в своей маленькой одноместной пролетке, которую называли не иначе как «эгоистка», ввергало в пучину страха и трепета любого полицейского.

При всем этом в частной семейной жизни он слыл аристократом и джентльменом. И в этом немалую роль играла добрая и любимая всеми жена его Прасковья Ивановна. Удивительно было то, что, несмотря на все его самодурство, грубость и «забвение человеческого достоинства в подчиненном» казанские обыватели относились к нему без озлобления и даже с некоторой долей симпатии. Ведь такого образцового порядка, как при Скарятине, город не знал никогда. Характерной чертой в административной деятельности Николая Яковлевича было четкое и обязательное выполнение данного обещания. Тому примером может быть история с перестройкой казанского городского театра.

В ночь с 3 на 4 декабря 1874 года театр в очередной раз полностью сгорел. После пожара Николай Яковлевич подошел к антрепренеру П. М. Медведеву и торжественно объявил: «Формируйте оперу: на будущий год 1 октября будете уже играть в новом театре».

Скарятин сдержал свое слов. 1 октября 1875 года театр принял первых зрителей. По своим размерам и благоустройству он считался одним из лучших в российской провинции, уступая пальму первенства лишь Варшавскому и новому Одесскому театрам. Обширный пятиярусный зрительный зал свободно вмещал до 1150 человек, сохраняя при этом высокий уровень акустики. Но, пожалуй, самым запоминающимся в новом театре был главный занавес, расписанный известным театральным художником, академиком Михаилом Ильичем Бочаровым.

К сожалению, этот, как писали в то время, «удачнейший памятник русской декорационной живописи», как и «скарятинский театр», сгорели в 1919 году.

Нельзя не упомянуть и еще об одном событии, которое, благодаря губернатору Николаю Скарятину, поставило Казань в один ряд с обеими столицами. Речь идет об устройстве в городе конно-железных дорог. 2 октября 1875 года Казань стала первым провинциальным центром, где появилась конка.

Какой след оставил губернатор Скарятин в казанской истории? Сторонники демократических начал его осудят, а любители «твердой власти» с умилением прослезятся. И каждый по-своему будет прав. Ведь и сегодня объективно определить место личности в истории очень сложно.

Кроме Казани, успел Николай Яковлевич короткое время побывать ещё и санкт-петербургским губернатором, и курским предводителем дворянства. И всюду показывал свой горячий характер, стараясь «пользы для…». Умер Н. Я. Скарятин в 1894 году в своём имении Тесове (Сыченского уезда Смоленской губернии), похоронили его на кладбище села Мелюкова.

Егермейстер Владимир Скарятин

Владимир Яковлевич Скарятин, третий из сыновей Якова Фёдоровича, тайный советник и егермейстер Двора Его Императорского Величества, унаследовавший родовую усадьбу в селе Троицкое, везде, где бы ни служил, оставлял о себе не самые добрые воспоминания — по причине самодурства, грубости и вздорного характера. Иван Сергеевич Тургенев, имевший как-то раз необходимость обращаться к Владимиру Яковлевичу, бывшему тогда орловским предводителем дворянства, увидел такое самодовольно-спесивое к себе отношение, что больше не захотел с ним встречаться.

А в декабре 1870 года Владимир Скарятин, будучи опытнейшим охотником (егермейстер — это как раз крупный придворный чин по этой части), погиб на одной из царских охот на медведя. Виноватым оказался руководитель той охоты, граф Ферзен (его уволили со службы), но ещё долго в придворной среде ходили слухи, что Скарятин погиб от выстрела самого царя, Александра II, и что это его месть за деда, Павла I.

В «Правительственном вестнике» от 27 января 1871 года было опубликовано донесение комиссии, на которое император наложил резолюцию: «Усматривая из дел, что смерть егермейстера Скарятина произошла от случайного выстрела графа Ферзена и, признавая последнего виновником в позднем сознании, я, во внимание к его более чем пятидесятилетней службе, вменяю ему в наказание настоящее увольнение от службы. За сим считать дело оконченным».

Малоархангельский предводитель дворянства Дмитрий Скарятин

Дмитрий Яковлевич Скарятин — самый незаметный из всех шести братьев. Он был владельцем поместий в сёлах Пеньшино и Нижнем Жёрновце. Хозяйничал в своих владениях сам. Трижды на трёхлетние сроки избирался малоархангельским предводителем дворянства.

140 дворян Малоархангельского уезда, желая почтить заслуги Д. Я. Скарятина, оказанные им в продолжение трех трехлетий его служения в этой почётной должности, собрали деньги для изготовления кубка как памятного подарка предводителю.

Корпус кубка был украшен гербом Д. Я. Скарятина и тремя горельефами, покрытыми платиной и изображающими: Ополчение, Освобождение крестьян и Земство.

«Во время этих трех замечательных событий для России, Д. Я. Скарятин служил предводителем дворянства и принимал в них живейшее участие.

В горельефе, изображающем Земство, на первом план рельефно выдается фигура самого предводителя дворянства Д. Я. Скарятина, замечательная по сходству и отчетливости исполнения. Несколько сзади виден стол с зерцалом. Вокруг стола восседают представители всех сословий. Внизу надпись: 1-е января 1864 г.

Вокруг верхней части кубка сделана выпуклыми славянскими буквами надпись: Дмитрию Яковлевичу Скарятину от дворян Малоархангельского уезда 1868 г».

Об усадьбе Троицкое

Генерал В. В. Скарятин (фото конца XIX века).Родовую столицу Скарятиных, село Троицкое Малоархангельского уезда, унаследовал после трагической смерти на охоте отца его сын, тоже Владимир, сделавший карьеру на военной службе: дойдя до звания генерал-лейтенанта, он превзошёл даже своего героического дядю Григория.

Мне удалось найти описание усадьбы в Троицком во времена Владимира Владимировича Скарятина, сделанное его племянницей, княжной Кантакузиной-Сперанской, постоянно гостившей у дяди в этом любимом ею месте.

«Это чудесное поместье принадлежало семье Скарятиных в течение 300 лет, первым владельцем его был татарский мурза Скарята. Современный дом был построен в середине XIX века — огромный, двухэтажный, с более чем сотней комнат, некоторые из них были расписаны знаменитыми итальянскими мастерами. Знаменитая липовая аллея вела к парадному входу, фасад выходил в парк. Парадные залы… были поистине прекрасны, очень пропорциональны и обставлены мебелью, доставшейся от Наполеона предку хозяев, генерал-фельдмаршалу графу Петру Румянцеву-Задунайскому.

Даже конюшни в имении были построены в той же пышной манере, что было не свойственно для России, где подсобные помещения усадеб мало чем отличались от крестьянских домов… Троицкое строил прадед Скарятин, которому эти земли были пожалованы в подарок — как Зубову, Панину, Бенигсену и прочим — Александром I за участие в убийстве безумного Павла I.

…Сразу после охоты я отправилась поездом в Троицкое — через Москву и Орел. Мы сошли на маленькой станции Верховье, оставшиеся 20 миль ехали в экипаже и, наконец, за деревьями увидели наш чудесный дом. Громадная прихожая вся была увешана охотничьими трофеями — оленьими и волчьими головами, чучелами убитых медведей и лис. Парадные комнаты были обставлены a la francaise; по вечерам, освещенные мягким светом масляных ламп, они выглядели очень уютно, отблески огня отражались в роскошном паркете, инкрустированном перламутром — этому паркету было уже более 80 лет, и сделан он был руками талантливых крестьян-плотников».

P. S. К сожалению, от этой роскошной усадьбы не осталось почти ничего. И когда в 1999 году в Орёл приехала из-за границы Наталия Михайловна Грин-Скарятина, дочь последнего владельца Троицкого, Михаила Владимировича Скарятина, местные власти смогли показать ей только сохранившийся и действовавший на ту пору спиртзавод, построенный когда-то её предками. Но сейчас и он закрыт. И нам остаётся только любоваться фотографиями старинной усадьбы — из альбома, подаренного областному краеведческому музею последней хранительницей традиций старинного орловского дворянского рода. Помещики Скарятины ушли в историю навсегда, но навсегда они там и останутся.

Александр Полынкин

Связанные записи

Один комментарий

  • Виталий says:

    “Троицкое строил прадед Скарятин, которому эти земли были пожалованы в подарок — как Зубову, Панину, Бенигсену и прочим — Александром I за участие в убийстве безумного Павла I”. Цитата из стать “Скарятины – дети цареубийцы”.
    Очень интересное свидетельство, которое опровергает сообщения современников событий ночи убийства Павла I 11 марта 1801 г и подтверждает, что Александр Павлович прекрасно понимал, что задуманное не ограничится только отречением императора, и он должен быть убит. Иначе и быть не могло, т.к. при живом императоре переворот не состоялся бы.
    Например, кн. Адам Чарторыйский пишет:
    …”Согласие это было получено ими (Паленом и Паниным) после продолжительной борьбы и после формального и торжественного обещания не причинять никакого зла императору Павлу. Необходимо также указать на искреннюю скорбь Александра при известии о гибели отца….Эта скорбь продолжалась многие годы и была настолько сильна, что заставила опасаться за здоровеь и жизнь его…”
    …”Император не наказал второстепенных участников заговора потому, что они имели в виду лишь отречение Павла, необходимое для блага империи…
    Что касается ближайших участников убийства, то имена их долгое время были ему неизвестны и он узнал их только через несколько лет…Некоторые… к тому времени уже умерли, другие же были сосланы на Кавказ,где и погибли”.
    Написанное, конечно, призвано обелить Александра, хотя сделано это очень неуклюже и топорно. При последующем царствовании все участники заговора (а Я.Ф.Скарятин был одним из главных участников убийства императора Павла)прекрасно дожили до естественной смерти, получая периодически чины, награды, признательность и дружбу (н-р,Уваров)нового монарха.
    Главным действующим лицом заговора был, конечно, Александр Павлович!

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.