Home » История: Великая Отечественная, Культура

Симонов в Легостаево

21 February 2011 Нет комментариев

Константин Симонов читает свои стихи раненым бойцам. Орловско-Курское направление. 1943 год.

Константин Симонов. В жизнь каждого из нас он вошел по-разному. Люди старшего поколения, прошедшие через Великую Отечественную войну, полюбили его в один из осенних дней 1941 года после того, как было напечатано в «Правде» стихотворение «Жди меня». Мы, родившиеся после войны, узнали Симонова из школьных учебников, читая его «Родину», «Майор привез мальчишку на лафете», «Сын артиллериста»…

В Становоколодезской средней школе и Орловском государственном педагогическом институте, где я учился, с неподдельной любовью о Константине Михайловиче мне говорили учительница русского языке и литературы Антонина Егоровна Трофимова и талантливый писатель, человек большой души Леонид Николаевич Афонин.

В судьбах фронтовиков, Симонова и Афонина, было много общего: оба были на войне корреспондентами, не прятались за спины товарищей, старались дать материал в газету из самой гущи боя.

…В тот день Афонин, перед самым звонком на перерыв прочитав нам Симоновское стихотворение «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины», надолго замолчал, и на глазах его показались слезы. Мы знали, что Симонов всю жизнь ощущал неразрывную связь с теми, кто остался на поле боя в июле 1941 года, защищая нашу землю на Смоленском направлении. Этими же дорогами прошагал и наш учитель.

Леонид Николаевич поправил ладонями поседевшие волосы и сказал: «Я думаю, что каждый из вас придет сегодня в актовый зал на встречу с Константином Михайловичем Симоновым!».

Конечно, зал был полон. Мне не удалось в тот вечер близко видеть Симонова, но его обстоятельный разговор о войне, о литературе и кино, прочитанные стихи, рассказ о поездке во Вьетнам помню до сих пор.

…Фронтовой опыт Симонова поистине уникален: кому еще из военных корреспондентов довелось побывать в осажденной Одессе и только что освобожденной десантом Феодосии, у югославских партизан и за Полярным кругом в тылу у финнов, в Сталинграде и на Курской дуге, наблюдать отступление немцев под Москвой и их яростное сопротивление в Силезии, кровавые бои в первые дни воины в Белоруссии и штурм Берлина.

Я знал о пребывании Симонова на Орловщине в 1943 году и поэтому, когда более трех лет назад начал работать в Малоархангельске, старался расспрашивать местных краеведов о том, что они знают о связи писателя с этими местами. Однако, ничего конкретного никто не мог сказать.

И вот 1 июня этого года мне повезло. Приехав в Легостаевскую восьмилетнюю школу по служебным делам, я обратил внимание на шкаф, на двери которого было написано «Краеведческая работа». Вместе с учителем истории Александром Николаевичем Фроловым просмотрел тетради, альбомы, рассказывающие о походах учащихся по родным местам, ознакомился с записями бесед с ветеранами войны и труда, со старожилами. Особенно меня заинтересовал рассказ учительницы-пенсионерки Елены Петровны Легостаевой о том, что в селе Легостаево в июле 1943 года находился штаб 13-й армии и здесь некоторое время жил генерал Пухов.

Видя мое сомнение в правильности записанного, Александр Николаевич предложил мне посмотреть дом, где жил Пухов, и наблюдательный пункт.

Нужно заметить, что дом, принимавший генерала и бывший во время войны самым крепким и большим в селе, сейчас представляет собой жалкое зрелище. Соломенная крыша зияет дырами, вот-вот от сильного ветра завалится и труба. (Сейчас в пятистенке никто не живет).

Но я продолжал сомневаться, а действительно ли здесь, в Легостаево, был штаб 13-й армии? И если был, то почему же мы, газетчики, но знаем об этом историческом факте? Выходит, так: ведь мы раньше не раз приезжали в Легостаево, совершали рейды, но никто нам не сказал о месте расположения 13-й армии… Винить некого, кроме самих себя.

А. Н. Фролов оказался в тот день щедрым на известия. Когда мы направлялись с НП в школу, он поведал о том, как в их селе в 1943 году был писатель К. Симонов, у Анастасии Михайловны Бабенковой останавливался.

Мы поспешили к этой женщине. А. М. Бабенковой 79 лет. До войны окончила 7 классов. Была культармейцем, учила других грамоте.

Я прошу ее рассказать все, что она знает о Симонове.

— В феврале сорок третьего нас освободили. А в июле, шестого числа вечером, к нам приехали из Москвы двое, можно подумать, что братья, так похожи были. Потом Лида, боец, сказала: «А вы знаете, кто у вас живет? Это Симонов, большой писатель. Нынче будет собрание в сарае — он будет выступать перед солдатами».

Жила я с детьми в чуланчике. У гостей были на каждого коечки. Когда Симонов приезжал с передовой, то под ракитой сидел, вместе с другими пил чай, иногда проводил собрания.

Я придерживала своих ребятишек, чтобы они ничего не просили у Симонове. Но смотрю, как-то Тоня, трех лет от роду, разговаривает с гостем. Он дал ей сахару и вот эту ложку, — Анастасия Михайловна показывает из нержавеющей стали ложку и добавляет: — Бережем подарок!

— Когда утром гости уезжали, — продолжала Анастасия Михайловна, — то я затапливала печь. Пищу готовил шофер. Посуда у них было своя.

В одно утро Симонов просит меня: «Хозяюшка, если можно, помогите шоферу ужин нам сварить. Вот вам белый хлеб — порежьте, подсушите кубичками, затем залейте все содержимым из этого пакета».

Когда писатель уехал, стали мы с шофером колдовать на кухне. Он порезал хлеб, я — в печку. Дрова были сырые. Пища получилась густой — наверное, не сумели угодить Симонову, — вздыхает Анастасия Михайловна.

После возвращения из Легостаево первым делом — звонок директору Малоархангельского музея боевой и трудовой славы Марии Федоровне Шеховцовой. Она подтвердила, что штаб 13-й армии действительно находился в Легостаево, это указано на картах военных действий.

Нам ничего не оставалось, как тщательно изучить дневники Симонова.

«…Пятого июля, — вспоминает Константин Михайлович, — я весь день писал, завалив телефон подушками… Вдруг в час ночи позвонил телефон.

— Соединяю с редактором!

Редактор сказал без предисловий:

— Выезжай на Центральный фронт.

— Когда?

— Сейчас. Машина подготовлена, через два часа придет за тобой. Халип будет в машине. Твоя командировка у шофера.

— А куда там явиться?

— Поезжай, минуя штаб фронта, прямо в 13-ю армию, к Пухову. Долго не задерживайся. Посмотришь первые события и возвращайся. Сдашь корреспонденции и поедешь опять.

— А что происходит?

— Как что происходит?

Сегодня утром немцы перешли в наступление по всему Центральному и воронежскому фронтам, по всей Курской дуге. Поезжай…

Через два часа я выехал с Халипом, и, сделав 450 километров, мы к вечеру уже были на командном пункте у командующего 13-й армией генерала Пухова в маленькой деревеньке в районе Малоархангельск — Поныри — Ольховатка, где немцы наносили свой основной удар с севера…»

Итак, если принять во внимание, что командный пункт Пухова был в селе Легостаево (а это так!), то Симонов мог жить в доме А. М. Бабенковой. Единственно, что автора смущает до сих пор, так это то, что писатель, по словам Анастасии Михайловны, звал своего друга тоже Константином, тогда как имя фотокорреспондента Халипа — Яков…

— Как посмотрю по телевизору на Симонова, — улыбается А. М. Бабенкова, — так душа замирает, что судьба свела меня встретиться с таким замечательным человеком, Анастасия Михайловна — образованная женщина, до сих пор читает книги, но особенно любит читать Симонова. А то, что обладает цепкой памятью, мы проверили на себе, когда через месяц вновь приехали к ней: всех нас назвала по именам.

«Почти, месяц с перерывами был Симонов на Орловщине в самые жаркие дни боев за ее освобождение. Многое из той поры нам еще неизвестно. Не уточнены места, где он останавливался, где читал стихи раненым бойцам, бойцам 13-й армии не пути И передовому краю», — писал 28 ноября 1985 года в «Орловской правде» Е. Щекотихин в статье «Правда о воине».

Теперь мы можем сказать, что одно из этих мест найдено. Важно, чтоб знали об этом и люди, живущие не только в селе Легостаево.

Дирекция совхоза «Октябрьский», на территории которого находился штаб 13-й армии, планирует на месте НП командующего Пухова сделать земляную насыпь, на которой установят стелу с соответствующей надписью.

Надо бы отметить мемориальной доской и дом, где останавливался Симонов…

Хотелось бы верить, что проявят искреннюю заинтересованность в этом и Орловский областной краеведческий музей, и другие соответствующие организации.

В. Агошков
Орловский Комсомолец
27 июня 1987 года
Фото: Яков Халип, 1943 год.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.