Home » Люди

По ту сторону прогресса. Интервью с руководителем СПК им. Кирова Пашковым А.Н.

3 October 2007 1 комментарий

Дорога к КСП им. Кирова

Руководитель СПК им. Кирова Малоархангельского района Александр Пашков ратует за патриархальность русского деревенского быта, продолжает называть возглавляемое им хозяйство колхозом и говорит, что он – потомственный колдун.

— Александр Николаевич, правда ли, что у себя в хозяйстве вы частично пересадили работников с современной техники на лошадей?

— Да. Мы зимой ставим транспорт в гараж и запрягаем лошадей. Их у нас сто голов. Если бы не они, то, наверное, колхоз давно бы разорился — горючее сейчас дорогое, техника тоже. Я, конечно, понимаю, что это не передовые технологии, но, с другой стороны, в такой организации работы есть и масса своих преимуществ. Во-первых, получается существенная экономия средств. В основном в зимний период. Во-вторых, техника (погрузчики, раздатчики, бульдозеры) имеет привычку ломаться. И тогда нарушается весь распорядок кормления животных. А с использованием лошадей процесс этот на фермах расписан по минутам. В-третьих, трактор гребет весь корм подряд, а когда рабочий вилами воз загружает, то видит, где корм хороший, а где плохой и может отсортировать его — улучшается качество работы. А еще таким образом я проблему занятости людей решаю. И вообще, когда человек с животным работает, у него другое отношение к работе — более ответственное. А летом мы на лошадях скот пасем. Лошади у нас хорошие, мощные.

— А как насчет технологий XXI века, технологического прогресса?

— А что за это время изменилось в быте крестьян? Все так же, как и было раньше, — и при советской власти, и до нее. Все, все, все! Как был у нас колхоз — так он им и остался, хоть и переименовали его в СПК. Я как стал председателем 24 года назад, так им до сих пор и являюсь. Землей мы тоже за это время не приросли — 2300 гектаров пашни и 3000 гектаров сельхозугодий. Как занимались животноводством, так и занимаемся им, не снижая поголовья (1000 голов КРС). Как при мне два десятка лет назад построили восемьдесят домов, так люди в них до сих пор и живут. И живем, слава богу, все это время за свой счет, ни у кого не берем в долг. Я даже к системе кредитования отношусь не очень хорошо, потому что считаю, что жизнь в долг — это прямой путь к разорению, ведь не всегда получается кредит вовремя отдать. И люди наши — такие же, как и я, — приучены к бережливости и рассчитывают только на свои силы.

— Инвесторов вы в расчет не берете?

— Скажу вам честно: мы понимаем, что если завтра не станет нашего колхоза, то всем будет плохо. Потому что живем мы от станции в пятидесяти пяти километрах, а от районного центра — Малоархангельска, — в двадцати шести. Самое большое поле у нас — 80 гектаров. Остальные — 30, 40, и 50 га. На склонах земля глинистая, малоплодородная. И если даже к нам приедет инвестор, то из-за нескольких тысяч гектаров земли он гонять технику в такую даль не будет. И людям тоже негде будет работать. Ну, возьмет он на работу пять молодых механизаторов, а остальным что делать?

— Много людей работает в колхозе?

— 176 человек. Даже из соседних, разорившихся предприятий приходят на работу. А всего проживает более 350 человек. У нас самая большая плотность населения на километр в районе. На что они будут жить? А за работу в колхозе люди получают зарплату. Хоть и небольшую, зато ежемесячно. Огород человеку вспашем, если есть личный скот — бесплатно ему корм выделяем. Снабжаем людей всем тем, что производим в хозяйстве. И никто никуда не уезжает…. Такие вот дела!

— Представьте, что вам дали сразу много денег. Очень много. Что бы вы сделали в первую очередь?

— Первым делом построил школу и дороги. При содействии главы района П.В. Заложных мы в этом году уже отремонтировали и газифицировали ДК, медпункт открыли. Но еще очень многое нужно сделать. Сделал бы так, чтобы люди меньше за газ и электричество платили… Ох, что бы я сделал для людей, если бы у меня были деньги!?. И самое главное — нашел бы возможность сделать так, чтобы народ не спаивали этим ядовитым дешевым спиртом. Мы кодируем людей за счет колхоза, уговариваем их. Это ведь тоже непросто. Кто-то срывается, но кто-то держится. А я скажу вам так: если человек не пьет хотя бы три месяца, это для семьи большое счастье.

Я сам не курю, не пью и выпивох не люблю. Считаю, что любая разруха начинается с этой беды. А еще у меня принцип: не воруй, не бери ничего чужого. Я сам этот принцип соблюдаю и с других того же требую. Поэтому и жив наш колхоз до сих пор.

— Расскажите о вашем хобби — собаководстве.

— Я до самых глубин своей души — русский человек. И мне очень хочется возродить все то, что имело на Руси широкое распространение, являлось частью быта русского народа. Все те же лошади или собаки. Я стараюсь возродить породу русской псовой борзой и русской гончей — у меня больше двадцати собак. Одно время увлекался охотой, но последние пять лет в зверя не стреляю — жалко. Да и хватит уже, и так изничтожили все что можно. А собаководство — это целая наука, в двух словах не расскажешь.

— Прибыль приносит?

— Никакой коммерции. Это для души. Как только в такое дело встревает денежный интерес — пиши пропало. Но несмотря на существенные затраты, собаководством занимаюсь серьезно. Ко мне со всей России и Украины друзья приезжают — испытания проводить. Это что-то вроде учебных соревнований.

— Вы не разрешили фотографировать ни собачий питомник, ни лошадей, ни фермы, сославшись на то, что это плохая примета. Вы суеверный человек?

— Я вообще потомственный колдун. У меня даже дед за церковной оградой похоронен. Я много чего умею, чего другим не дано. И всегда всех честно предупреждаю — лучше меня не злить.

А в приметы я верю. Даже последние семь лет свой дневник наблюдений веду. Сверяясь с ним и со старинными книгами, могу дать прогноз на ближайшую осень или весну с точностью на девяносто процентов. Пользуюсь этим знанием на практике. Так, по всем народным приметам выходило, что в этом году будет недобор гороха, и мы посеяли всего пятнадцать га этой культуры. Так и вышло. Это ведь не я выдумал, а предки наши. Если бы они за природой не наблюдали, то давно уже вымерли. Просто нужно уметь слушать природу — лес, землю, зверей. Я заранее знал, что осень будет теплая: заяц долго серый был, не линял, и куропатки не улетали. А, например, по гону лисы или зайца можно определить, когда весна наступит. Гон у лисы ранний — весна рано придет. У зайца гон начался — через 38-42 дня тепло станет. Зайчиха в мороз зайчат приносить не будет.

— А какая весна ожидается в следующем году?

— Уже в начале января ясно станет. Позвоните мне, я вам скажу.

ПАШКОВ Александр Николаевич
Родился в 1953 году в Белгородской области, жил и учился в деревне Верхососны (Покровский район). В 1979 году окончил Курский сельскохозяйственный институт. Работал руководителем в совхозе «Протасово» (Малоархангельский район). С 1983 года — бессменный руководитель СПК им. Кирова. Женат. Имеет двух дочерей.

Армен Мурадян
«Просторы России»
06.12.2006

Связанные записи

Один комментарий

  • света says:

    Александр Николаевич-мой дядя!Его дочки мои сестры!Дядя Саша очень добрый,умный и очень хороший человек!

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.