Home » История: до 1917 года

О том, как помещик Алексей Трубицын пытался наследство умершего брата отсудить

4 May 2011 Нет комментариев

Какому врагу сдалось ты, село Трубицино?

До чего бывает увлекательным чтение судейских протоколов, особенно, если им почти 200 лет. Узнаешь часто намного больше, чем из официальной информации. То о генерале прочтёшь, который самозванца пытается обличить, то о наследстве, за которое бьются до последнего рубля.

Вот об одном из таких дел и пойдёт речь сейчас речь.

На двух заседаниях в феврале 1819 года Малоархангельский уездный суд разбирал заявление ливенского помещика Алексея, Никитина сына, Большого, Трубицына по поводу наследства его брата, малоархангельского помещика Алексея, Никитина сына, Меньшего, Трубицына, умершего в 1818 году.

Из этого заявления мне и стали известны подробности и суть рассматривавшегося дела.

Итак, в селе Александровском Малоархангельского уезда, располагавшемся на реке Труды, один за другим в начале XIX века умерли супруги Никита и Ирина Трубицыны. Детей у них, судя по имеющимся данным, было не меньше трёх, все — сыновья. Иван Никитович получил в наследство сельцо Неручь в том же Малоархангельском уезде (8 крестьянских дворов, 64 крепостных души). Алексей Никитович (старший) стал владельцем имения где-то в Ливенском уезде.

Алексей же Никитович Трубицын (младший) стал хозяйничать в родовом поместье в селе Александровском. Здесь находился господский дом, с усадебными местами и различными угодьями, земельные участки в окрестностях села Ворова (в трёх полях), общей площадью 600 десятин, и водяная мельница на реке Труды. Дворовых людей (по седьмой ревизии 1816 года) в 6 дворах имелось 27 человек, а крепостных крестьян, проживавших в 16 дворах, досталось ему 126 душ. Очень приличное по размерам имение.

После ухода с военной службы в отставку Алексей Никитович Трубицын (младший) поселился в доставшемся ему поместье на постоянной основе. Ни на военной службе, ни занявшись чисто хозяйственными помещичьими делами, он так и не женился, оставшись холостым.

«1818 года, июня, со 2 на 3 число, в ночи», Алексей Никитович Трубицын (Меньший) скончался после тяжёлой болезни, не оставив прямых наследников. Старший Алексей рассчитывал, что и ему что-то из наследства младшего достанется. Но через некоторое время с удивлением узнал, что незадолго до смерти его младший братец успел продать всё своё недвижимое имение.

Владельцем господского дома со всеми усадебными местами и с 600 десятинами земли оказалась Аксинья Пожидаева, воспитанница умершего брата, жившая в его доме с детских лет. По документам, недвижимое имение было куплено ею за 40 000 рублей. А обладателем мукомольной мельницы о трёх поставах, с толчеёю, принадлежащими к ней береговыми строениями и 10 десятинами земли стал сосед-помещик, князь Николай Кугушев, приобретя всё это за 14 000 рублей.

Получилось, что болевший Алексей Никитин (Меньший) Трубицын добровольно расстался со своим имуществом. Старший брат не мог с этим смириться и потому обратился с заявлением в Малоархангельский уездный суд. Он написал, что «во дни тяжёлой болезни» Алексей Никитин Трубицын (младший) был лишён памяти и рассудка, и потому уже на этом основании сделка по продаже должна быть признана незаконной.

Кроме того, писал заявитель, «девица Аксинья Пожидаева, которая жила в поместье брата на воспитании с детства, — неизвестно какого рождения», не дворянка, и потому не может претендовать на наследство.

Свои аргументы на необходимость отмены сделки Алексей Никитин Трубицын (старший) изложил подробно и витиевато на двух страницах большого формата.

Однако судья Малоархангельского уездного суда Юдин, рассматривавший заявление ливенского помещика, не нашёл законных оснований для удовлетворения поданного заявления. Аксинья Пожидаева и Николай Кугушев остались владельцами недвижимого имения по имевшимся у них купчим крепостям.

В годы жизни помещиков Трубицыных (сначала — Ирины и Никиты, а потом — Алексея Никитина (Меньшего), село, которым они владели, всегда именовалось Александровское. А после смерти последнего из семейства Трубицыных, владевших этим селом, у населённого пункта появляется второе название — Трубицыно. Это второе имя постепенно вытесняло первое, и к середине XX века в качестве наименования села закрепилось именно Трубицыно. Наверное, это исторически справедливо. Правда, в настоящее время вместо буквы «Ы» после «Ц» пишут теперь «И» (видимо, посчитали это более благородным — А.П.).

Аксинья же Пожидаева недолго владела доставшимся ей богатством, она через несколько лет продала имение и покинула малоархангельские края. С середины 30-ых годов XIX и до начала XX века местными помещиками-землевладельцами стали Пигаревы (о Пигаревых смотри один из предыдущих рассказов).

Окончание же теперь будет выглядеть так, в свете всего только что рассказанного.

В селе Трубицино (современного Покровского района — А.П.) осталось к настоящему времени два жилых дома, в которых обитают пять человек, родственников, по фамилии Феофиловы, да здание полуразрушенной Вознесенской церкви, с колокольни которой открывается замечательный вид на окрестности: на соседнюю деревню Гремячее, на реку Труды и на заросшее деревьями и кустарником местное кладбище, где покоятся с миром в заброшенных могилах помещики Трубицыны и помещики Пигаревы. Первые имя своё оставили в названии села, а вторые — те самые, что род тютчевский сохранили и свой след в российской истории и культуре оставили.

Александр Полынкин

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.