Home » История: с 1917 по 1941 г. г.

Гражданская война, 1919 г., Малоархангельск. Операция с переодеванием.

30 January 2010 1 комментарий

Аня Новикова (первая справа) с товарищами по Кремлевским курсам

Это отрывок книги Михаила Александровича Паланта “Курсант Аня” (1985 год). О чём книга, можно узнать из аннотации издательства (ниже), мы со своей стороны не могли пройти мимо этого эпизода Гражданской войны по простой причине: в нём упоминается Малоархангельск 1919 года. Эпизод курьёзный и довольно поучительный.

Полностью книгу можно прочесть на сайте «Военная литература», также известного как Милитера, по ссылке в конце материала.

Аннотация издательства

Всего 20 лет прожила участница гражданской войны Аня Новикова. Но память о ней осталась в сердцах людей и по сей день. В пятнадцать лет она вступила в Красную Армию и, став пулеметчицей, пошла воевать за власть Советов. Одной из первых девушек Аня кончила Кремлевские курсы. А потом в составе боевой группы легендарного Камо снова отважно сражалась на фронте. Переплыв на маленьком суденышке вместе с камовцами бурный Каспий, Новикова работала в подполье на Кавказе и принимала участие в победоносном восстании рабочих Баку. Книга написана на основе архивных документов и воспоминаний боевых друзей Ани Новиковой.

[…]

1-й партизанский отряд особого назначения под командованием Сандро Махарадзе действовал за линией фронта в районе станции Золотухино. От разведчиков Махарадзе получил сведения о продвижении с разных сторон белой пехоты и кавалерии и решил вывести отряд из грозившего ему окружения.

Бойцы начали марш ночью. Она выдалась на редкость темной — ни света луны, ни единой звездочки. Поэтому шли по перелеску, держась руками за подводы, но все равно часто спотыкались. Впереди всей колонны двигался взвод Новиковой — в этих трудных условиях ему доверили обеспечивать безопасность отряда. Заботливая Аня подложила в телегу под «максим» мешок с соломой — берегла оружие.

[…]

Занималось утро. В его неярком свете показалось впереди село. Когда отряд, направляясь к нему, вышел из леса, из села внезапно затрещали выстрелы.

Отряд развернулся в длинную редкую цепь. На правом фланге — третья рота, на левом, на опушке леса, — кавалерийский эскадрон. Между ними — первая и вторая роты. Махарадзе поставил задачу: выбить противника из села, разорвать кольцо!

Вражеский обстрел усилился настолько, что пришлось залечь. Развернув пулемет, Аня сказала негромко:

— Эх, сейчас поставим самоварчик! Вот закипит, угостим вас, господа, кипяточком. Получите горячего досыта!

— Что, какой самоварчик? — не понял Прохоров.

— Так говорил один хороший человек… Ну-ка, помянем его как следует!

Под прикрытием дружного огня «максимов» бойцы короткими перебежками, взвод за взводом, приближались к селу. Сопротивление противника слабело. Охватывавшая село справа третья рота больше всех приблизилась к нему и, когда до околицы оставалось уже меньше полукилометра, дружно поднялась в атаку. Слева, сверкая клинками в лучах взошедшего солнца, понеслись к селу кавалеристы. Тогда встали и бросились вперед цепи первой и второй рот… Под громкое «ура!» отряд ворвался в село и, не останавливаясь, с ходу стал преследовать отступающего противника. Белые хотели закрепиться на расположенных вблизи от села холмах, откуда открыли пулеметный огонь, но под напором кавэскадрона и следовавших за ним пехотных рот они бежали и оттуда. И так быстро, что пришлось прекратить преследование…

— Спасибо, Иван Иванович! — весело крикнул Ане Махарадзе. — Твои пулеметы здорово поддержали атаку третьей роты. Она хоть и третья, а была первой!

Выставив во все стороны усиленные заставы, отряд собрался в этом селе. Оказалось, что оно находится поблизости от города Малоархангельска.

Махарадзе послал разведчиков, выяснивших, что этот небольшой город, населенный преимущественно купцами, лавочниками, лабазниками и другими мещанами, уже несколько дней «ничей» — красные уже ушли, белые еще не пришли.

— Но ждут! — сообщили разведчики.

— Ах, ждут… — И тут у Сандро возникла идея — совсем в духе Камо. Не зря же по его совету еще в Орле взяли и таскали с собой целый мешок с погонами и кокардами…

— Слушайте внимательно! Теперь мы — драгунский полк Добровольческой армии генерала Владимира Зеноновича Май-Маевского. Всем надеть погоны, звездочки на фуражках заменить кокардами. Перед офицерами тянуться, отдавать честь, обращаться так: «господин прапорщик», «господин поручик»… Меня называть «господин полковник»!

Аню «произвели» в подпоручики. Ребята с шутками принялись прикреплять погоны — лихое дело задумал Сандро!

Первыми в город прискакали кавалеристы — прямо к пустующему зданию уездного исполкома. И вскоре черноволосый энергичный полковник, сидя за столом бывшего председателя исполкома, уже принимал посетителя — мужчину высокого роста, с отличной офицерской выправкой.

— Значит, если я вас правильно понял, вы пробираетесь из Москвы в корпус его превосходительства генерала Мамонтова?

— Так точно-с.

— Прекрасно, — улыбается полковник. — Прошу оставить свой адрес моему адъютанту, я вас приглашу попозже.

Тут подоспела «депутация от горожан», почтительно приветствовавшая «дорогих долгожданных избавителей». Поблагодарив депутацию, полковник приказал вводить в город всю часть.

По улице, ведущей на центральную площадь, торжественно промаршировала колонна пехоты. Солдаты шли, четко соблюдая равнение, крепко прижав ружья к плечам. Замыкали колонну тачанки с пулеметами. На одной из них, гордо выпрямившись, сидел молодой, красивый подпоручик. Отвечая на приветствия сбежавшихся купеческих дочек, он молча прикладывал руку к козырьку.

Полк вышел на площадь и выстроился на ней. Кругом собралась местная буржуазия.

На наспех приготовленную трибуну взобрался интеллигентного вида господин: бритый, в пенсне, во фраке — увы, давно уже не новом, но еще придающем важность. Оглядев площадь, он торжественно изрек:

— Господа офицеры! Братцы солдатики! Вот уже целых два года стонет наша родина под игом комиссародержавия… Попрана свобода…

Следом на трибуну вылез тучный, в отличной, дорогого сукна поддевке и новеньком картузе, владелец хлебного лабаза. Откашлявшись, огладив бороду, он поклонился «избавителям» и елейным голосом запел:

— Мы с радостью поделимся с вами, чем бог послал. Откроем свои лавки, и каждый воин может взять в них, что ему нужно… Да поможет вам бог на бранном поле против кровопийцев!

Новикова стояла в строю, стиснув зубы от ярости. Вот такие или из-за таких, как эти болтуны, как вся эта свора, убили отца, порубали рабочих в Борисоглебске…

А на трибуне худосочный юноша в гимназической тужурке уже лепетал что-то о вступлении в Добровольческую армию, где до последней капли крови…

— Все на Москву! — взвизгнул он в заключение.

Со следующего утра в Малоархангельске развернулась бурная деятельность. Начальник контрразведки драгунского полка принимает доносчиков, услужливо сообщающих: по какому адресу живут отец и жена комиссара, где находятся коммунисты или просто сочувствующие большевикам, работавшие с ними. По приказу контрразведчика офицеры с солдатами отправляются с доносчиками, чтобы арестовать названных лиц и доставить их в штаб.

Вдохновленные вчерашним призывом своего однокашника, несколько гимназистов, потоптавшись у подъезда с надписью «Запись добровольцев», решаются и заходят ставить свои подписи.

«Лучшие люди» города долго и оживленно намечают кандидатов в уездную земскую управу. Наконец состав этого органа намечен, о чем почтительно докладывается господину полковнику. Господин полковник поздравляет новую власть и сообщает, что по этому случаю завтра, 28 сентября, на центральной площади состоится парад вверенного ему полка, который будет принимать земская управа.

Во всю ширину площади выстроились шеренги драгунского полка. Вокруг полно той же самой публики, которая недавно приветствовала здесь «избавителей». Гремит команда:

— Полк… смирно!

В дверях штаба появляются полковник и члены земской управы — уже знакомый солдатам господин во фраке (на этот раз он еще и в цилиндре), мордастые владельцы торговых заведений в поддевках. Под распахнутым сукном на солидных животах блестят массивные цепочки от часов.

Полковник поднимается на трибуну, члены земской управы встали перед ней. Собравшаяся публика прекращает болтовню: все жаждут необыкновенного зрелища. И они его получают.

Оглядев площадь, полковник неторопливо поднимает правую руку и вдруг резко опускает ее вниз.

По этой команде Сандро Махарадзе сотни выстроившихся на площади партизан во весь голос торжественно гремят:

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущенный
И в смертный бой вести готов…

В первое мгновение ошарашенные лавочники не могут себе поверить, но могучие звуки пролетарского гимна быстро вправляют им мозги — буквально в несколько минут площадь, как выметенная, освобождается от пустившихся наутек «солидных» граждан. Лишь новоявленная «власть» словно лишилась ног — парализованные ужасом земцы так и остаются стоять у трибуны…

Игра окончена. Все становится на свои места. «Арестованных» коммунистов, советских служащих, членов их семей освобождают, некоторым рекомендуют уйти из города — он будет временно оставлен…

Сопливых «добровольцев» отпускают, предупредив, чтобы бросили баловать с огнем — в другой раз не уцелеют.

А более полусотни матерых врагов Советской власти, в том числе перебежчиков к Деникину, шпионов и доносчиков, под конвоем отправили в Орел. Вся операция — без единого выстрела…

Палант М. А. Курсант Аня
М.: Моск. рабочий, 1985. — 223 с. — (Борцы за великое дело). Тираж 39 000 экз

Публикуется по сайту «Военная литература», также известного как Милитера, полная версия книги на Милитера.

Смотрите также первоисточник: рассказ о событиях в Малоархангельске 1919 года от непосредственного участника событий, Василия Прохорова.

Связанные записи

Один комментарий

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.