Home » Культура

Легенды русских деревень

13 August 2011 Нет комментариев

На Троицу в деревнях плели троицкий венок, вешали его в сенях, чтобы охранить дом от нечистой силы.

В русской деревне есть волшебство и тайна. Конечно же, не в нынешней кирпичной с асфальтированными дорогами, похожей скорей на бледную копию города, а в глухой, с серыми избами, разбросанными по пригоркам, с их скрипом дверей, живым теплом русской печи, с их таинственными шорохами и звуками. Старики таких деревень хранят в своей памяти истории, которые нужно рассказывать на ночь, чтоб мороз пробегал по коже.

Тема колдовства вообще очень сильна в деревне. Обязательно находится старушка, в которую тычут пальцем: она. Из-за нее и корова молока не дает, и куры не несутся. Достаться неприятный дар колдовства может по наследству. Избавиться от него трудно, но возможно. Так одна деревенская учительница после кончины близкой родственницы получившая способность колдовать, поначалу противилась этому дару, но постепенно, чувствуя неодолимую тягу к сему ремеслу, стала потихоньку делать соседям мелкие гадости и постепенно вошла во вкус. Другая женщина, оказавшаяся в сходной ситуации, обратилась за помощью к священнику и смогла-таки спасти свою душу. В любой деревне вам расскажут множество историй про колдовство.

Колдуньи вязали заломы в пшенице. Заметить залом сложно, поле-то большое, но если он завязан, то урожая у хозяина не будет, как ни старайся — все богатство колдунье перейдет. Одному парню все же посчастливилось обнаружить залом. Он его трогать не стал. А пошел к священнику. Тот велел залом аккуратно срезать, положить в кубан, прикрыть крышкой и смотреть, что дальше будет. Парень сделал все как велено, глядь, а соседка Акулька, хлопотавшая с утра по хозяйству, внезапно занемогла. Парень смекнул, что к чему, позвал дружков и стали они над старухой потешаться. Откроют кубан — Акулька веселехонька за водой бежит, прикроют крышкой — соседка еле ноги волочит.

В деревне крестьянин, тонко чувствовавший природу и ее силы, часто сталкивался с неведомым, непонятным. То вдруг на плотине водяной на плечи навалится, то некто, наводящий леденящий страх, пройдет рядом в ночи.

Колдун подбирается часто к душам людей, измученных какой-либо печалью, впавших в тяжкий грех уныния. Такие люди легко поддаются его чарам, не имея сил противостоять им. В 20-е годы в одной деревне произошла следующая история. У семьи, обремененной многочисленным потомством, была мельница, позволявшая жить хоть и небогато, но и не бедно. Власти посчитали крестьян кулаками и мельницу отобрали. Самого хозяина сослали, и осталась крестьянка одна с оравой голодных ребятишек. Чем кормить детей, как ставить их на ноги? Эти вопросы не давали матери покоя, и с утра до вечера она плакала, кляла судьбу. Наступила зима, стало еще хуже. Как-то вечером, когда голодные дети улеглись на чуть теплую печь, крестьянка сидела у темного окна, вытирая слезы. В окошко раздался стук. Женщина накинула одежонку, обула валенки и выскочила во двор. За дверью, как ей показалось, стоял кум.

— Проводи меня, — попросил он, — а то собак много, боюсь.

Женщина взяла палку, отгонять собак и пошла с кумом. За разговором забыла и про дорогу. А когда опомнилась, то увидела, что деревня осталась позади, а они заворачивают на кладбище. Ужас охватил женщину. Она осенила себя крестным знаменем и стала горячо читать молитву «Отче наш». «Кум» отступил от нее на пару шагов и несколько раз хлопнул в ладоши.

— Догадалась, поздравляю, — сказал он и исчез среди могил.

Не помня себя от страха, женщина бросилась домой. Больше она не плакала и не жаловалась. Всех детей вырастила, поставила на ноги.

Но не только колдуны вносили смуту и непокой в мирное течение деревенской жизни, встречали крестьяне «гостей» и пострашнее. В одной деревне у женщины умер муж. Зарабатывал он извозом. Да простудился зимой. Вдова от горя высохла, места себе не находила, как жить дальше без мужика? Спала она с ребятишками на печке и всю ночь безутешно плакала, вспоминая покойного мужа, как приезжал он с извозу и детям всегда гостинцев привозил: калачей, баранок, булок пшеничных. Надо сказать, двери в той деревне не запирали. И по сегодняшний день нет там ни запоров, ни замков. И вот однажды, когда дети спали, а вдова, как обычно, лежала без сна, дверь отворилась, и в хате, посеребренную лунным светом, вошел ее муж. Достал из-за пазухи, как обычно делал, кулек баранок, высыпал их на стол и заговорил с женой. Та — ни жива, ни мертва от страха — отвечала. Лишь только забрезжил рассвет и покойник пропал, женщина кинулась к столу, но на нем вместо баранок лежали овечьи катышки. С тех пор не стало вдове покоя. Каждую ночь стал приходить муж, беседовать с ней, с детьми, приносил «подарки», которые утром оказывались всякой гадостью. Вдовье житье и так не сладкое, а тут и вовсе женщина извелась. Односельчане ее жалели, но помочь ничем не могли. Наконец одна старушка дала несчастной женщине совет. Когда в следующий раз страшный гость опять навестил своих домочадцев, вдова, сидя на печи, расчесывала свои длинные волосы и время от времени подносила руку кот рту.

— Что ты делаешь? — спросил ее муж.

— Да вот есть нечего, так я вшей вычесываю и ем, — послышалось в ответ.

С гримасой отвращения покойник отшатнулся от жены. Словно ветер пробежал по комнате, хлопнула дверь, и все стихло. С тех пор никто уже не тревожил покой женщины.

…Кто-то видит в подобных историях устное творчество народа, кто-то верит в них, другие досадли во отмахнутся от «бабушкиных сказок», а для меня эти истории — неотъемлимая часть быта русской деревни.

Елена Мусатова
“Просторы России”
24.08.2000

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.