Home » История: до 1917 года, Культура

Тайна последнего короля или зачем польский шляхтич на Орловщине поселился?

9 October 2012 2 комментариев

Дорога из Корсуни на Самарку.

11 января 1838 года в селе Корсунское Малоархангельского уезда хоронили местного помещика, подполковника в отставке, Акима Фёдоровича Квитницкого. Событие нерядовое для здешних мест: кавалер нескольких орденов, участник войны с Наполеоном, владелец имения в сельце Самарка, он скончался на 64-ом году жизни.

Из польской шляхты — в орловские помещики

Корсунская церковь, у стен которой был похоронен подполковник Квитницкий.Среди тех, кто пришёл проститься с покойным, оказался и человек, совсем для родственников и дворян-соседей незнакомый, да ещё и в генеральской форме. Всё объяснилось, когда по завершении траурной церемонии он попросил слова: «Господа, разрешите представиться, Ксенофонт Фёдорович Квитницкий, генерал-лейтенант, комендант города Вильно. Я младший брат Акима Фёдоровича».

На поминках, после третьей рюмки, генерал рассказал малоархангельским дворянам удивительную историю про двух братьев-поляков из знатного шляхетского рода, которые в конце 80-ых годов XVIII века поступили на русскую службу и за короткое время сделали себе карьеру.

Аким Квитницкий 25 лет прослужил в в Изюмском легкоконном (переименованном потом в Гусарский) полку, в составе которого участвовал в русско-турецкой войне 1787—1791годов, в русско-польской войне 1792 года и подавлении польского восстания 1794 года, в русско-прусско-французской войне 1806-1807 годов, в Отечественной войне 1812 года и Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов.

За проявленные отличия награждён был орденами Св.Владимира 4 степени с бантом и Св. Анны 2 класса, орденом Св.Георгия 4 класса и за участие в кампании 1812 года серебряной медалью на голубой ленте. К 1815 году получил чин майора, а ушёл в отставку в 1822 году подполковником с мундиром и пенсией.

А вот младший брат Ксенофонт, поступивший в военную службу двумя годами позже, успел обойти Акима чинами, дойдя до генералов. По этой причине или какой другой, но отношения между братьями давно были испорчены. И вот теперь смерть одного примирила их.

Побывав на следующий день на могиле старшего брата и помолившись за упокой его души в Корсунской церкви (подчеркну, что все Квитницкие приняли православие — А.П.), генерал-лейтенант отбыл в Вильно.

Раз — генерал, два — генерал, три — генерал…

С тех пор прошло почти сорок лет, и о братьях Квитницких начали было забывать в селе Корсунском, как с конца 80-ых годов сюда, за короткое время, один за другим, состоялось ещё целых три генеральских визита. Местные помещики быстро выяснили, что гостями были родные племянники похороненного у Корсунского храма подполковника, сыновья виленского коменданта — Леонид, Виктор и Эраст Ксенофонтовичи Квитницкие. Все трое — герои нескольких войн, награждённые многочисленными орденами, первые двое — генерал-лейтенанты, а последний — аж генерал от кавалерии. Каждый из них при посещении села Корсунского говорил, что хотел бы почтить память дядюшки, но вскоре среди бывших военных слух прошёл, что генералы в селе Корсунском и имении Самарке что-то искали. Искали — но не нашли.

Понятовский, последний польский король.А спустя некоторое время после визита последнего из генералов уже и орловская полиция пожаловала в Корсунское и Самарку. Оказалось, что покойный подполковник, будучи ещё корнетом, служил в Петербурге в охране последнего польского короля Станислава Августа Понятовского. Отрекшийся от престола в 1795 году, бывший король до самой смерти в феврале 1798 года жил в одном из дворцов на Каменном острове Санкт-Петербурга.

Когда при странных обстоятельствах Станислав Понятовский скончался, его торжественно похоронили в католическом костёле Святой Екатерины. Праху бывшего польского короля были отданы царские почести.

В середине XIX века при посещении родственниками короля его захоронения стало ясно, что некоторые реликвии оттуда пропали. Началось расследование, длившееся несколько десятилетий.

Костел Святой Екатерины в С-Петербурге.

В числе подозреваемых оказался и покойный Аким Фёдорович Квитницкий. Ведь чем можно было объяснить, что уважаемый военный, кавалер, уйдя в отставку с мундиром и пенсией, поселяется в глуши Орловской губернии, покупая себе небольшое имение, и никуда потом не выезжает? Неужели только тем, что захотелось ему семейной жизни и хозяйства? Одиннадцать детей — это замечательно, но, опять-таки, — ещё один способ скрыть «старые грехи». Соседи-дворяне, приезжавшие к отставному подполковнику в гости, вспоминали, что в помещичьем доме были комнаты, в которых никто из них не бывал. Вывод-то напрашивался: Акиму Квитницкому было, что скрывать.

И ещё одно обстоятельство при расследовании вызвало подозрение. Польская фамилия КвИтницкие писалась по-русски через «И», и в послужном списке подполковника он везде значился именно так, но при рождении всех своих детей, крестивщихся в Корсунской церкви, Аким Фёдорович записал их как КвЕтницких. Зачем?

Однако все косвенные подозрения в отношении умершего малоархангельского помещика ничем подтвердить не удалось, да и в самом доме его наследников каких-либо реликвий польского короля найдено не было — ни племянниками-генералами, ни орловской полицией.

Подполковник Квитницкий — тайный слуга короля?

Что к настоящему времени известно точно о прахе последнего польского короля? 30 июля 1938 года его останки были вывезены в Польшу в небольшой поселок Волчин на реке Пулве в 35 км от Бреста, где ранее находилось родовое поместье Станислава Августа Понятовского. После начала Второй мировой войны и вступления советских войск в Польшу прах короля в Волчинском католическом храме, который находился на части польских земель, присоединенных к Белорусской ССР, вновь оказался на советской территории.

Здесь был похоронен Понятовский.

В октябре 1988 г. польское правительство обратилось к М.С. Горбачеву с просьбой дать возможность перезахоронить прах Станислава-Августа в Варшаве. Эта возможность была предоставлена, и то немногое, что сохранилось (фрагменты одежд с королевскими польскими гербами, и обуви царствующей особы, а также части коронационного плаща, в котором Понятовский восходил на польский престол) было возвращено польской стороне в декабре 1988 года.

Мемориальная плита в Волчинском костёле.

А в 1989 году белорусскими учёными была предпринята попытка разыскать во внутренних развалинах костёла в Волчине доказательства присутствия здесь королевских останков. Найденные части дубового гроба поместили в саркофаг, который в 1995 году установили в Варшаве, в костёле святого Яна, где Станислав Понятовский был коронован. Было найдено также множество костей, но после оказалось, что это кости животных. Последующая экспедиция из Польши буквально просеяла всю землю в месте захоронения, но результат оказался отрицательным — человеческие останки не были обнаружены. О том, куда подевались забальзамированное тело Станислава-Августа, бронзовая корона с позолотой, два серебряных сосуда с сердцем и внутренностями короля (таковым, по описаниям современников, было содержимое гроба), можно строить только догадки.

Кто знает, может быть, какие-то из этих реликвий до сих пор спрятаны где-то в подземельях уничтоженного имения Акима Фёдоровича Квитницкого в исчезнувшей ныне орловской деревне Самарке?

Александр Полынкин

Связанные записи

Комментарии: 2

  • Галина Качановская says:

    очень интересно. хотелось бы пообщаться с автором этой статьи.

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.