Home » История: до 1917 года, Культура

Один день Ивана Михайловича. Как орловский прапорщик Козаков Париж брал.

4 December 2012 Нет комментариев

«Вступление российских войск в Париж. 31 марта 1814»: неизвестный художник с оригинала И. Ф. Югеля по рисунку У.-Л. Вольфа, 1815, Санкт-Петербург.

18 ноября 2012 года в селе Луковец Малоархангельского района прибавилось достопримечательностей: после 67-летнего изгнания на своё место, туда, где стояла когда-то красивейшая Покровская церковь, усилиями местных энтузиастов (смотри «В Луковце нашли могильный камень сына героя Отечественной войны 1812 года»), возвратился надгробный камень с могилы генерал-майора и кавалера Петра Ивановича Козакова.

Память возвращается…

Когда весной 1955 года в этом населённом пункте прогремел сильный взрыв, многим жителям на короткое время показалось, что в их ещё не успевшее восстановиться селение вновь пришла война. Но оказалось, что здесь по чьему-то изуверскому решению просто уничтожали храм Божий — чтобы не напоминал он о «проклятом прошлом».

Козаковы в Алфавитном Указателе Дворянских родов Орловской губернии (Иван Михайлович — девятый по списку, Пётр Иванович — шестнадцатый).Вместе с Покровской церковью разрушены были тогда и расположенные с нею рядом старинные фамильные склепы, в одном из которых хоронили своих родственников местные помещики Козаковы. Надгробная плита одного из них, генерал-майора Петра Козакова, оказалась потом на долгие годы заброшенной и заваленной мусором на задворках Луковецкого гражданского кладбища. Куда же исчезло надгробие его отца, выяснить до сих пор не удалось. А очень хотелось бы, поскольку Иван Михайлович Козаков был личностью воистину легендарной. О нём даже спустя 100 с лишним лет после его смерти с восторгом говорят местные жители как об участнике Отечественной войны 1812 года и знаменитом орловском охотнике.

Впрочем, их живописные и красочные воспоминания, как ни удивительно, подтвердил сам герой с помощью опубликованных когда-то в журнале «Русская старина» собственных записок под названием «Поход во Францию 1814 года». Из них, дополненных биографическими заметками его внука, генерала Александра Безгина, и материалами Государственного архива Орловской области, я и почерпнул я сведения, о которых сейчас поведаю читателю.

Иван Козаков — настоящий гвардеец

Иван Михайлович Козаков родился в сельце Котельном Новосильского уезда 27 апреля 1797 года в семье, которую хорошо знали многие орловские и тульские дворяне, да и при царском дворе она была известна. Отец его, Михаил Андреевич, был на короткой ноге с самим генералом Ермоловым.

В 12-летнем возрасте Иван Козаков поступил в Пажеский корпус и быстро стал в этом привилегированном учебном заведении одним из лучших учеников, которому доверили обслуживать лично Императора Александра I и его семью.

По окончании учёбы в июне 1813 года камер-паж Козаков был произведен в прапорщики гвардии и назначен в прославленный лейб-гвардии Семеновский полк. Через Орёл, Чернигов, Бобруйск и Гродно 16-летний прапорщик добирался до назначенного места. То, что молодой офицер — не из робкого десятка, Иван Козаков доказал уже на пути к действующей армии.

Между Черниговом и Бобруйском, где почти вся дорога шла лесами, его пытались ограбить местные разбойники. Вот как вспоминал об этом Иван Михайлович:

«Стало темнеть, лес сделался гуще, как вдруг из кустов выскочила темная фигура и схватила за повод коренную лошадь, которая уперлась и стала пятиться назад. Выхватив пистолет, я закричал: пусти или убью. Разбойник начал свистать, из чащи послышался шум; тогда я выстрелил, фигура отшмыгнула в лес; я выскочил из повозки с саблей и другим пистолетом, бросился за ней; однако оклик сопровождающего дядьки: — куда вы, в лесу вас убьют, садитесь скорее — меня образумил — и то, правда, — ускачем!».

К началу сентября 1814 года из резерва было создано две сильные роты для пополнения убыли, понесенной русской армией в Кульмском сражении. Командиром одной из рот численностью 350 человек назначили прапорщика Козакова. 16-летний офицер благополучно, не потеряв ни единого человека, за два месяца довёл свою часть через Польшу и Германию до Рейна, где и присоединился к действующей армии.

Шампанское от генерала Ермолова

Первое сражение для прапорщика состоялось уже на территории Франции, под городом Бриеном 17 (29) января 1814 года. А следующей битвы Ивану Козакову пришлось дожидаться два месяца. Вечером 17 марта 1814 года он получил приказ явиться на следующее утро в распоряжение генерала Ермолова. Вот как об этом вспоминал прапорщик в своих записках:

«18 марта рано утром явился я к Ермолову: — К вашему превосходительству от лейб-гвардии Семеновского полка на ординарцы прислан. «Как ваша фамилия»? — Прапорщик Казаков. «А, любезный, ты из камер-пажей, да я и с отцом твоим знаком — смотри — будем нынче хлопотать и трудиться, а завтра, может быть, и отдых — и в Париже побываем». — Да, ваше превосходительство, если не убьют. «Ну, это кому что придется».

Исторический день взятия Парижа врезался в память Козакова до мельчайших подробностей, которые и много лет спустя вспоминал он как ярчайшие моменты в своей долгой жизни.

Русско-прусские полки быстро продвигались от окраин французской столицы к центру, тесня наполеоновские войска, а прапорщик на коне, десять часов беспрерывно, под сильным обстрелом противника, мотался между Императором Александром I и генералом Ермоловым к переднему краю наступления, доводя до командиров полков полученные им от начальства приказы и распоряжения.

Трижды в течение дня прапорщик Козаков был на волосок от гибели. Вначале он вместе со своим конём чуть не попал под колёса французской пушки, которую, спасаясь бегством, тащила бешено мчавшаяся четвёрка лошадей. Во второй раз Козакова спас генерал Ермолов, когда ординарец в очередной раз докладывал о выполнении задания. Алексей Петрович, из-за оглушительной стрельбы не слыша доклада, приказал прапорщику подъехать поближе, и в это время вражеское ядро разорвалось на том месте, где несколько секунд назад находился Козаков. При этом были убиты трое гвардейцев.

Третий эпизод случился в самом конце сражения, около 16 часов пополудни, когда стрельба уже почти затихла, и вот-вот должна была состояться сдача города. С высокой трёхъярусной башни неожиданно началась прицельная оружейная пальба, под которую угодил уже не только Козаков, но и сам генерал Ермолов с охранением. Один казак был ранен, но к счастью, стрельба быстро прекратилась. Победу прапорщик Козаков отметил стаканом французского шампанского, которым угостил его генерал Ермолов (правда, осилил Иван Михайлович только половину — не пил он к этому времени ещё совсем — А. П.).

Этой медалью был награждён Иван Михайлович Козаков.

«Не знаю, как другие, но я был очень рад, что остался жив и не ранен и что буду в Париже», — так написал Иван Михайлович об итогах дня 18 марта 1814 года.

Из Парижа — в Малоархангельск

В Париже Козаков побывал на следующий день, когда русские войска торжественно вступили во французскую столицу, а вечером исполнял обязанности начальника караула во время спектакля «Триумф Траяна» в театре Гранд-Опера, на котором присутствовал Александр I. А потом ещё почти три месяца бывший ординарец Ермолова наслаждался заграничной жизнью, квартируя у одного приветливого парижанина по фамилии Дюпюитрен.

Летом 1814 года прапорщик Козаков морем возвратился с полком на родину и продолжил военную службу. Выйдя в отставку в 1827 году в чине подполковника, он поселился в малоархангельском имении Алексеевка (Козаковка). С 1830 по 1842 год Иван Михайлович четырежды избирался малоархангельским уездным предводителем дворянства. В 1855 году И. М. Казаков, избранный начальником малоархангельского ополчения, сформировал дружину из местных ратников и привел ее в Крым.

Иван Михайлович среди малоархангельских дворян и обывателей пользовался огромным авторитетом — как за свои деловые и человеческие качества, так и за познания в охотничьем деле. Скончался автор записок о взятии Парижа 7 октября 1883 года, простудившись на охоте с борзыми, с которыми он вскачь только что лично загнал волка. Шёл Ивану Михайловичу Козакову тогда 87-ой год.

Александр Полынкин

  1. Фото №1 — картина «Русские войска вступают в Париж 19 марта 1814 года».
  2. Фото №2 — Козаковы в Алфавитном Указателе Дворянских родов Орловской губернии (Иван Михайлович — девятый по списку, Пётр Иванович — шестнадцатый).
  3. Фото №3 — этой медалью был награждён Иван Михайлович Козаков.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.