Home » Культура, Новости

В Луковце нашли могильный камень сына героя Отечественной войны 1812 года

20 November 2012 2 комментариев

Могильный камень в Луковце изучали всем селом.

В Луковце нашли могильный камень. Хотя «нашли» — неправильное слово. Никуда камень не прятался, в землю не зарывался, лежал себе на сельском кладбище под ворохом веток. И лежал бы ещё, если б глава Луковского сельского поселения Николай Андреевич Внуков не вышел на пенсию. Появилось свободное время, и вспомнился камень. Летом к Николаю Андреевичу приехал родственник из Липецка. Вместе сходили на кладбище, осмотрели гранитный камень внушительного размера, выяснили, что стоял он на могиле некоего Козакова. Родственник потом про Козакова узнал много интересного. Его отец был героем 1812 года, заядлым охотником.

— Может и Тургенев к нему приезжал? — высказывает надежду Николай Андреевич.

Посмотреть на могильный камень собралась целая делегация. Бывший глава поселения пригласил нынешнего Сергея Николаевича Жерихова и старожила Владимира Яковлевича Самохвалова. Попасть на сельское кладбище можно перейдя Сосну по дощатому мостику. Перила у него с одной стороны, что удобно для тех, кто одной рукой держится за них, а в другой несёт сумки. В паводок мостик заливает. Чтобы его не снесло, весной мост разбирают, потом опять собирают. На время паводка есть лодка. Кому надо переправятся на ней.

Современный Луковец строился на новом месте, а там, где было «сердце» села, всего несколько домов.

— Здесь корень, — говорит Владимир Яковлевич, он живёт в так называемом старом Луковце, — на берегу речки крепость стояла. Я в Луковце с 45-го года, а до того жил в Алексеевке.

— В Козаковке, — поправляет Николай Андреевич.

Но Самохвалов поправляться не хочет, в Алексеевке говорит и всё. Решили, что Алексеевка и Козаковка название одной и той же деревни.

— Тут школа была, мастерские, библиотека, директор школы жил Пётр Николаевич Сырцев.

Владимир Яковлевич машет рукой то туда, то сюда. Но везде видны лишь заросли деревьев и кустарника. В старой школе учился и прежний глава поселения, нынешний посещал уже новую двухэтажную школу, поэтому руками не махал.

— Владимир Яковлевич, — говорит Николай Андреевич, — помнишь, когда церковь разрушили?

— В 55-м, аж земля дрожала.

— Взорвали? — ахают главы.

— Подрубили камни и картыши поставили. Потом старики рассказывали, что все, кто церковь рушил, поослепли. Наши ведь это были, луковские. Мы, когда были детишками, в церкви играли в прятки, а на кладбище, оно рядом, в склепы лазили. Козаковский был закрыт, а два открыты. Гробы там стояли.

Тропинка вела к месту, где когда-то была церковь и теперь установлен могильный камень. Владимир Яковлевич говорит:

— Посмотрите направо, вот ещё камни, эти уже без надписей. С церкви они. Посмотрите налево, здесь дом на дому стояли. И опять направо, видите, дом завалился, вместо порога здесь лежит плита из-под козаковского могильного камня.

Проверили, плита лежала, она прикрылась мхом, листьями. Но на глазок удалось определить: длиной где-то метр восемьдесят, шириной метр и толщиной сантиметров двадцать.

Округа, где была церковь, ровная, как блюдце.

— Колокольни друг с другом переглядывались, — говорит Николай Андреевич. — От одной церкви другую было видать.

— Самый центр, базары здесь были, — добавляет Владимир Яковлевич, — я-то уже не застал. Бабушка рассказывала.

А Жерихов ничего не добавил, но слушал внимательно.

Камень теперь стоит на всеобщем обозрении.

— Я обратился к главе поселения Сергею Николаевичу Жерихову, — поясняет Николай Андреевич, он тракторок дал — «петушок». Вчера, 18 ноября 2012 года, мы поставили камень. Тракториста упомянуть надо — Владимира Александровича Кононова.

Мужчины садятся на корточки, читают выбитую на граните надпись. Николай Андреевич ведёт по ней пальцем.

— Здесь покоится прах генерал-майора кавалера Петра Ивановича Козакова, родившегося 20.12.1836, скончавшегося 7 марта 1895 года. А тут что написано? Вязь вроде какая. Эх, надо же и здесь три буквы выбили.

На другой стороне молитва, есть надпись и с торца.

— Церковь когда разрушили, камень и сволокли на кладбище, — поясняет Самохвалов. — А кирпич церковный на крахмальном заводе, трубу из него сделали.

Владимир Яковлевич подходит к едва заметному холмику.

— Здесь лётчик похоронен. Говорили, он с тремя немцами бился. Одного сбил, другого подбил, сам выпрыгнул с парашютом и третий немец его расстрелял.

— Крест поставить надо, облагородить, или в братскую могилу прах перенести, — говорит бывший глава поселения.

— Поставим, облагородим или перенесём, — уверят глава нынешний.

В селе Луковец прибавилось достопримечательностей. Родники, ставшие известными за пределами района, теперь могильный камень. Николай Андреевич мечтает, что Александр Михайлович Полынкин найдёт время и возможность написать о луковской крепости, разузнать подробности о Петре Козакове.

— Люблю его читать, хорошо пишет, увлекательно. Вот живёшь, некогда, дел полно, а копнёшь чуть и сколько интересного.

А то, что Николай Андреевич продолжит «копать», можно не сомневаться. Человек он энергичный, деятельный, да и время свободное есть.

Маша Никитушкина

Связанные записи

Комментарии: 2

  • Михаил says:

    Рядом вот с этим камнем было еще два надгробных камня без надписей, не полированные. Только четко просматривались контуры православных крестов. Судя по внешнему виду они принадлежали к другому захоронению. А этот камень выделялся качеством обработки и гравировкой.

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.