Home » История: до 1917 года

Светлые лики Корсуни: братья Вельяминовы-Зерновы

15 November 2012 Нет комментариев

Могила Владимира Фёдоровича Вельяминова-Зернова.

В 1814-1815 годах в Санкт-Петербурге, в типографии Правительствующего Сената, двумя частями, вышла книга под названием «Опыт начертания российского частного гражданского права», вызвавшая бурное обсуждение среди российских правоведов. Автором сочинения оказался коллежский асессор и член Санкт-Петербургского Вольного общества Любителей Словесности, Наук и Художеств Владимир Вельяминов-Зернов, старший сын большого и дружного семейства московско-орловских помещиков Фёдора Михайловича и Екатерины Николаевны Вельяминовых-Зерновых, о которых я рассказывал в очерках «Светлые лики Корсуни».

Владимир Вельяминов — первый русский учёный-правовед

Книга В. Ф. Вельяминова-Зернова.В этом двухтомном труде Владимир Фёдорович впервые дал характеристику Российского законодательства за весь период его существования и постарался сформулировать научные основы гражданского права для российских условий начала XIX века.

Часть первую своей книги Вельяминов-Зернов назвал «Права лиц», и в ней он рассмотрел как теоретические проблемы данной важнейшей отрасли, так и практические моменты реализации этих прав.

Регулирование взаимоотношений помещиков и крепостных крестьян учёный рассмотрел в таких разделах, как «О власти господской над крепостными людьми», «Каким образом приобретаются крепостные люди», «Кто может и кто не может приобретать крепостных людей и владеть оными», «О власти помещиков», «Об отпущении на волю». Важное место в книге заняли вопросы взаимоотношений родителей и детей, заключения брака, установления родства и опекунства.

В части второй книги («Право вещей») Владимир Фёдорович подробнейшим образом охарактеризовал имущественные взаимоотношения в российском обществе.

Сочинение В. Ф. Вельяминова-Зернова «Опыт начертания российского частного гражданского права», без всяких сомнений, может быть названо первым трудом по русскому гражданскому праву, имеющим научные достоинства. Книга эта оказала несомненное влияние на составление Свода Законов Российской империи, поскольку система Х тома этого Свода прямо заимствована из этого сочинения, а многие определения его буквально выписаны из труда Вельяминова-Зернова. Для императора Александра I, по его словам, книга стала настольной.

Ко времени написания своего главного сочинения Владимиру Фёдоровичу исполнилось только 30 лет, но он уже был известен среди московских и петербургских юристов как крупный знаток российских законов. После окончания в 1804 году юридического факультета Московского университета он в течение десяти лет был редактором в комиссии составления законов, потом служил старшим чиновником II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Готовясь к написанию своей книги, Вельяминов-Зернов ещё в 1810 году перевёл с французского языка известный в Европе труд Х. Шлецера «Начальные основания права римского, гражданского и законоположения уголовного».

«Блеск придаст его уму…»

Впрочем, Владимир Фёдорович не ограничивался только юридической сферой. Он был человеком разносторонних интересов. Зная несколько иностранных языков, занимался переводами и литературных произведений (чаще всего, — либретто итальянских опер, которые любил посещать).

Его современник, Степан Петрович Жихарев, в своих мемуарах написал: «Вельяминов-Зернов служит по министерству юстиции… Он малый очень неглупый и со сведениями, … удивительно легко пишет стихи: не более как в четверть часа он, для доказательства своей способности, перевел одну большую арию из оперы «Импрезарио»…

Вот небольшой отрывок оттуда:

«Этим людям не платите:
Лишь ласкайте их, да льстите,
Все сулите, да сулите —
Вот и будет благодать.
Но уважьте дар поэта,
Заплатите вы ему;
Это нужно потому,
Что блестящая монета
Блеск придаст его уму».

Владимир Фёдорович долгое время был постоянным участником литературного общества «Беседа любителей русского слова», а в 1805 году даже издавал собственный литературный журнал «Северный Меркурий» (вышло пять номеров). Среди товарищей по литературному цеху Вельяминов-Зернов прославился своими афористичными высказываниями. Сохранилось, к примеру, такое: «Самолюбие, — говорил он, — есть неизлечимая слабость всех авторов и актеров и в людях талантливых также извинительно, как в бесталанных смешно и даже гадко».

Женился первый русский учёный-правовед достаточно поздно, на четвёртом десятке. Его избранница, Анна Яковлевна Ханыкова, была представительницей известного семейства, внесённого в Дворянскую родословную книгу Орловской губернии. Единственный сын их, Владимир Владимирович Вельяминов-Зернов, стал известным русским учёным-востоковедом и общественным деятелем (о нём смотри очерк «Светлые лики Корсуни» — «Орловский вестник» от 4 мая 2012 года).

Могила Владимира Фёдоровича Вельяминова-Зернова.

Владимир Фёдорович Вельяминов-Зернов скончался 17 января 1831 года, не дожив и до 50 лет. Похоронен он на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

Судьбы военные: Николай и Фёдор Вельяминовы

В судьбах Николая и Фёдора Вельяминовых-Зерновых — много общего. Средний и младший братья, они, по завершении домашнего образования под руководством француза Реми, связали свою жизнь с военной службой, хотя и в разные годы.

Николай Фёдорович Отечественную войну 1812 года встретил 21-летним подпоручиком Брестского пехотного полка. Первый бой принял под Смоленском (за отличие получил звание поручика). В Бородинском сражении был тяжело ранен, привезён в госпиталь в Москву, откуда отец, Фёдор Михайлович, доставил Николая для излечения в село Корсунское. Здесь, на свежем воздухе, при постоянном и внимательном уходе матери и любящих родных сестёр, герой Бородинского сражения быстро поправлялся. Выздоравливая, Николай сблизился со многими соседями-помещиками и служилыми людьми. Когда у секретаря Малоархангельского земского суда Гаврилы Климонтова родился сын, крестным отцом его стал Николай Вельяминов.

В декабре 1812 года, окончательно выздоровев, поручик покинул гостеприимное село Корсунское и отправился в действующую армию, успев принять участие во многих сражениях 1813-1814 годов (под Лейпцигом, Кобленцем и Мецем). За мужество в «Битве народов» под Лейпцигом был награждён орденом Святой Анны 4 степени.

По возвращении из-за границы, во время отпусков, Николай Фёдорович Вельяминов-Зернов регулярно приезжал в ставшее ему близким и родным село Корсунское. Здесь в 1818 году он ещё раз выступил в роли крёстного отца, на этот раз — при рождении сына у пономаря Корсунской церкви Михаила Алмазова.

Последствия тяжёлого ранения на Бородинском поле сказались на здоровье Н. Ф. Вельяминова-Зернова, и он ушёл в отставку в чине полковника, когда ему исполнилось 35 лет. Дата его смерти и место захоронения неизвестны.

Осада Варны 1828 года (картина Александра Зауэрвайда, 1836 год).

Военная судьба Фёдора, младшего из братьев Вельяминовых-Зерновых, оказалась короткой и трагической. Будучи офицером Генерального штаба русской армии, он принял участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов и погиб при осаде русскими войсками крепости Варна в сентябре 1828 года.

Николай и Фёдор Вельяминовы-Зерновы женаты не были, и потому единственным прямым наследником имения в селе Корсунское стал Владимир Владимирович Вельяминов-Зернов, о судьбе которого я уже рассказал в одном из предыдущих очерков.

Александр Полынкин

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.