Home » История: до 1917 года

Как «белым голубям» крылья подрезали

9 September 2011 Нет комментариев

Скопческое радение.

Первый скопец России

Много известных личностей родилось на орловской земле. Но, пожалуй, лишь один из них всю свою жизнь посвятил тому, чтобы не рождались другие. Это был основатель секты скопцов Кондратий Селиванов. Вот что о нём известно из исторических источников.

Родился в селе Столбове Орловской губернии (возможно, точное название это населённого пункта — Столбецкое, ныне — в Покровском районе — А. П.). Был отправлен в рекруты, но, не захотев служить, сбежал. Вступил в секту «хлыстов». Но вскоре, не удовлетворённый их обрядами, Кондратий Селиванов создал свою собственную, провозгласившую, что единственным путём спасения души является борьба с плотью путём оскопления. За короткое время скопческая секта стала довольно многочисленна.

Кондратий Селиванов.В 1772 г. по указу Екатерины II, «за распространение богопротивной ереси», Селиванов был приговорен к каторжным работам, но успел скрыться и был пойман только в 1774 г. В 1775 г. его приговорили к телесному наказанию и каторжным работам, но дошел по этапу Кондратий только до Иркутска и по неизвестным причинам остался там жить.

В 1795 году Селиванов вернулся в Москву, где прослыл не только искупителем, но и представлялся своими приверженцами как царь Петр Федорович. В 1797 г. Селиванов оказался в Санкт-Петербурге и был представлен императору Павлу I, после беседы с которым его препроводили в сумасшедший дом.

В 1802 г. Селиванов отправлен был на жительство в богадельню при Смольном монастыре, а затем взят на поруки. С этого времени главный скопец и его окружение подпадали под императорскую милость, в дом, где ими проводились богослужения («радения») даже был запрещен вход полиции. В 1805 году Селиванова посетил император Александр I.

В 1820 г., по ходатайству петербургского генерал-губернатора графа Милорадовича, племянники которого были вовлечены в секту, Селиванова арестовали и сослали в суздальский Евфимиев монастырь, где он оставался до смерти, последовавшей в 1832 году.

Известный русский юрист Анатолий Кони писал, что похоронили основателя скопчества в Шлиссельбурге, где его могилу постоянно посещают верные последователи-скопцы.

А теперь — о тех людях, которые поверили в идеи новоиспечённого царя Петра III. Их число оказалось достаточно велико. Данные исследователей по этому поводу расходятся — от нескольких десятков тысяч до 300-400 тысяч человек. Настоящая армия.

И, естественно, много скопцов в XIX веке проживало в родных Селиванову местах — на Орловщине.

В Государственном архиве Орловской области, в фонде Малоархангельского уездного суда, мне удалось найти трёхсотстраничное «Дело об однодворцах Лунине, Гринёве, девках Татьяне Гринёвой и других, судимых за оскопление».

«Белые голуби» из Гнилой Плоты

Итак, обо всём по порядку.

20 июля 1833 года Орловская палата уголовного суда рассмотривала поступившие к ней из Малоархангельского уездного суда документы: протоколы допросов скопцов из села Гнилая Плота, подозревавшихся «в создании, содержании и распространении скопческой субботнической секты».

Допросам земского исправника, местного стряпчего и депутата от духовной стороны подверглись 13 мужчин и 3 женщин. Надо сказать, что чтение протоколов, в которых подробно записаны показания каждого из скопцов, — достаточно увлекательное и, одновременно, страшноватое, чтение.

Пимен Лунин признался, что он скопец, что первоначально был вовлечен в скопчество господским человеком из Орловского уезда, Василием Шишкиным, который и подвиг его на «сие скопчество тем, что сие есть Богоугодное дело и спасение души». Шишкин же в собственном доме и вырезал у Лунина «детородные ядра». За скопчество Лунин был наказан плетьми и сослан в Дека…ую (неразборчиво — А.П.) крепость, откуда в 1802 году возвращён на прежнее место жительства.

Фёдор Гринёв сообщил судье, что он скопец с 1805 или 1806 года, а лишился детородных частей в результате несчастного случая. Ходил Фёдор на охоту, стрелял уток, зашёл в воду, в тростник, но через некоторое время почувствовал сильную боль в детородных частях, где была рана и опухоль. Сказал об этом неудачливый охотник товарищу, Емельянову Шалимову. Тот довёл Гринёва до дому, а потом сходил за лекарем. Лекарь его чем-то напоил, и Фёдор «сделался без памяти». А на другой день увидел он, что «детородных ядер уже не имеет». Кто был тот лекарь, Гринёв не знал, а товарищ его, Шалимов, умер давно.

Роман Можаров тоже признался в скопчестве, но заявил, «что детородных частей у себя не имеет с самого малолетства, выболели оные у него от того, что одержим был он болезнью «родимцом». В 1824 году, чтобы излечиться, ходил Можаров в Малоархангельск, к местному лекарю Ивану Марковичу Рогато-Левицкому, который в течение трёх месяцев давал ему какие-то лекарства. За лечение Роман заплатил три рубля и получил от лекаря свидетельство.

О том, что лишились детородных частей в результате заболевания, сообщили также Пётр Головин, Иван Шаталов, Николай Егурнов, Александр Бахтиаров, Данила Сидельников, Стефан, Илья, Василий и Савостьян Карловы. Кто-то из них лечился у того же Ивана Левицкого, кто-то — у орловского штаб-лекаря Малиновского, третьи назвали лекаря Брунса из города Щигры Курской области, четвёртые — неизвестного ливенского лекаря, а Иван Шаталов так вообще, аж в Воронеже свои мужские достоинства утратил. Все «пострадавшие» за лечение заплатили (от четверти муки до 15 рублей), и у всех, без исключения, оказались на руках «свидетельства», выданные лекарями (мы бы назвали это справками — А.П.).

Из всех допрошенных мужчин лишь один Семён Есипов признался, что он себя оскопил ещё 36 лет назад, а уговорил его на это дворовый человек помещика Дурнова Василий Шишкин. «Шишкин у себя в доме лишил меня детородных ядер, перевязав их верёвочкой и отрезав ножом». Есипова тогда наказали плетьми, а Шишкина сослали.

Женщина из секты скопцов, полностью лишившаяся грудей.В отличие от гнилоплотских мужиков, однодворки этого села, «девки Татьяна Гринёва и сёстры Агафья и Устинья Головины» никаких справок по поводу того, почему у всех них нет обеих грудей, не представили. Все трое сообщили, что груди у них болели, «гнили», а лечила их однодворка из деревни Малая Сучья Плота Осиповна, чьё имя они не знают. Вот после её лечения они и оказались безгрудыми.

Ни один из 16 допрошенных не признал свою вину в главном пункте обвинения — «содержании и распространении еретической секты».

Суд решил…

Если бы малоархангельский земский исправник, стряпчий и депутат от духовной стороны ограничились только этими допросами и представленными от лекарей «свидетельствами», то, вероятно, обвиняемые были бы оправданы. Однако в селе Гнилая Плота, кроме самих скопцов, были допрошены (под присягою) ещё 43 «сторонних человека».

Эти «сторонние люди», однодворцы, без каких-либо сомнений, показали, что в их селе действует «скопческая секта в самой высшей степени». Возникла же она более 30 лет назад, с того самого времени, как возвратился в Гнилую Плоту из ссылки наказанный за скопчество Пимен Лаврентиев сын Лунин. Он и есть — «главный распространитель и основатель оной секты, до него ни одного скопца и ни одного соблазна к сей Богопротивной ереси не было».

Скопческое радение.Свидетели показали, что в селе более 20 дворов «впали в эту ересь». По ночам, с субботы на воскресенье, скопцы из этих дворов приходят на тайные сборища к Пимену Лунину и совершают там еретические моления («радения»). Сами скопцы не едят мяса, чуждаются супружеского ложа, не женятся и не выходят замуж, не слагают «трёхперстного знамения крест», а если и делают это, то лишь «для сокрытия их гибельного раскола».

Священник Покровской церкви села Гнилая Плота отец Павел рассказал, что «всех оных, состоящих в скопческом расколе, и в церкви, и посещая дома их, пытался при всяком удобном случае увещевать, чтобы отстали они от раскола, но во всём том они остались непреклонны». Скопцы не поддались ну уговоры, несмотря на то, что за несколько лет до событий 1833 года уже были осуждены и сосланы в Сибирь 8 их единоверцев из этого села.

Свидетельские показания обычных православных жителей Гнилой Плоты и легли в основу приговора. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что в скопцах оказались целые семьи: у основателя секты Пимена Лунина сын, две дочери и племянник тоже были скопцами, то есть очевидным для судей стало вовлечение родственников в «богопротивную ересь». Под суд попали, правда, не все скопцы Гнилой Плоты, некоторые, избегая ареста, заранее покинули родные места.

Не принял суд в качестве аргументов в пользу обвиняемых их «свидетельства», полученные от лекарей, заключив, что эти справки «сделаны несправедливо, чрез богатство».

Первоначальное решение по делу о скопцах из Гнилой Плоты было вынесено 28 декабря 1833 года. По нему шестерых признанных виновными скопцов-мужчин собирались отправить в Иркутскую губернию на поселение, а двоих женщин — в ту же губернию, на суконные фабрики.

Однако 7 апреля 1834 года секретным письмом на имя Министра внутренних дел Российской империи, орловский гражданский губернатор Кочубей сообщил, что Орловская Палата уголовного суда приговорила:

1) скопцов Петра Головина, Николая Егурнова, Савелия Гринёва, Александра Бахтиарова и Ивана Шаталова к сдаче в солдаты и отправке на службу, «в какой только годности окажутся — в Кавказский отдельный корпус, в случае же совершенной неспособности к службе — к ссылке в Закавказскую провинцию»;

2) Пимена Лунина и однодворческих девок Татьяну Гринёву, Агафью и Устинью Головиных — к ссылке в Закавказскую провинцию; (напомню, на всякий случай, что в Закавказье тогда только-только разворачивалась борьба России за овладение этим регионом, и отправка осуждённых туда была гораздо более серьёзным наказанием, нежели ссылка в Сибирь — А.П.);

3) подсудимых Фёдора Гринёва, Романа Можарова, Василья и Савелия Карловых, Данила Сидельникова, Семёна Есипова — оставить на прежнем месте жительства, под подпискою, что если они будут продолжать распространение «скопческой ереси», то будут наказаны по всей строгости законов.

P. S. Какой оказалась судьба наказанных собой, Богом и орловским судом малоархангельских скопцов, остаётся лишь догадываться. Но спустя 13 лет, в 1847 году, из Министерства внутренних дел в Орловскую Палату уголовных дел поступил запрос о том, откуда родом и какого сословия сосланная на Кавказ Татьяна Гринёва. Зачем это потребовалось — неизвестно, но, значит, жива была ещё к этому времени гнилоплотская скопческая сектантка, лишившая себя когда-то грудей во имя спасения души.

А последние скопцы официально в СССР исчезли лишь в 1929 году, после большого показательного суда над ними.

Александр Полынкин

Скопцы

Скопцы («агнцы Божьи», «белые голуби» и т.д.) — одна из исторических русских сект, заслуженно считающаяся изуверской. Возникла во второй половине XVIII века. Численность в середине ХIX века — до 300 тыс. человек. Исповедовала духовный аскетизм и человеческое бесстрастие. Чтобы победить то, что вводит человека в «грех», скопцы практиковали кастрацию («огненное крещение», «убеление»). Было две стадии «убеления»: «малая печать» — отрезание яичек и «большая» — удаление еще и пениса. Существовали «печати» и для женщин: выжигание сосков, отрезание грудей, клитора, половых губ. Самокастрации случались редко, чаще «убеляли» новообращенного члена секты другие скопцы. Все делалось без наркоза, с примитивной антисептикой, нередко заканчивалось смертью. В разное время секта действовала то почти открыто, то тайно, внешне скопцы оставались православными. Царизм боролся с сектой, но реально с ней покончила лишь советская власть, организовав в 1929 году крупный судебный процесс над ними.

Сегодня скопцов в России нет. По крайней мере, нет о них документированных данных у специалистов-сектоведов. Скопцы сегодня — лишь исторический феномен.

(18 марта 2009, «Аргументы Недели», Сергей Нехамкин)

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.