Home » История: до 1917 года, Культура

К истории земского самоуправления

19 February 2011 Нет комментариев

Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии на 1870 год. Состав земской управы Малоархангельского уезда.

С 1 января 1864 года в Российской империи стала осуществляться земская реформа, очередная в череде знаменитых преобразований императора Александра II.

Когда только-только комиссия, созданная в Министерстве внутренних дел, разрабатывала проект местного управления (именно так!) Н. А. Милютин, председатель комиссии, сформулировал принципы будущей системы. Эти положения, одобренные царём, выражались в формуле: дать местному самоуправлению возможно больше доверия, возможно больше самостоятельности, возможно больше единства.

Этим материалом (с него следовало бы начинать, но так уж вышло…) я завершаю небольшой цикл очерков по истории земства на территории нашего края. В предыдущих трёх? я рассказал о роли земского самоуправления в развитии образования, здравоохранения и сельского хозяйства.

Теперь же коснусь общих ее моментов: как была организована система властных органов, как они функционировали, а для примера снова буду использовать родной Малоархангельский уезд, один из 12-и в Орловской губернии.

Итак, как в губернии, так и в уездах органы земства делились на распорядительные (законодательные) и исполнительные.

Первые устанавливались в виде земских собраний, вторые — в виде земских управ. И те, и другие избирались на трехлетний срок, а во главе стоял один человек — местный предводитель дворянства. Он, как Господь Бог, был триедин.

Во 2-ой половине 60-х — начале 70-ых годов XIX века в Малоархангельском уезде трижды «предом» был Дмитрий Яковлевич Скарятин — личность известная и колоритная, один из шести сыновей Якова Фёдоровича Скарятина, участника заговора против Павла I. Дмитрию Яковлевичу принадлежали поместья в Пеньшино и Нижнем Жёрновце.

Первый срок существования Малоархангельского уездного земства длился с 1866 по 1869 год. За это время оно сумело сделать первые, достаточно робкие шаги, за которыми внимательно наблюдали и в Орле, и в Санкт-Петербурге. А из столицы вскоре (в 1867-ом году) дошел до провинции закон, поставивший местные земства под жесткий контроль царских чиновников.

В таких условиях летом 1869 года прошли выборы в Малоархангельское земское собрание. Три курии — землевладельцы, горожане — собственники Малоархангельска и крестьяне уезда избрали 50 гласных в свой законодательный орган. (Кстати, какое замечательное русское слово — гласные, т. е. имеющие право голоса, право голосовать. Ведь само собой подразумевается, что гласные — голосуют, отдают свой голос. И почему у нас сейчас какие-то депутаты?). Кто же они были — 50 гласных Малоархангельского уездного земского собрания?

От первой курии, уездных землевладельцев, было избрано 25 человек дворян (16 состояли на военной службе и 9 — на гражданской). Вторая курия избрала всего двух человек — купцов города Малоархангельска А. Я. Канькова и С. М. Захарьева.

Самым интересным оказался состав гласных, избранных по третьей курии — от крестьянских сообществ: один священнослужитель, пять дворян, пять старшин волостей, пять временнообязанных крестьян, пять государственных и один крестьянин — собственник.

Если дворян из третьей курии прибавить к землевладельцам из первой, то становится очевидным подавляющее большинство помещиков — землевладельцев над представителями других сословий (30 против 20, т.е. они всегда могли обеспечить в свою пользу решение любого вопроса, это была такая «фракция», которая определяла всю «внутреннюю политику» земских собраний).

Когда выборы завершились, орловский губернатор Лонгинов дал разрешение Малоархангельской уездной земской управе на назначение первого очередного Земского собрания второго созыва.

Земская Управа днем начала работы собрания назвала 6 сентября 1869 года (вообще, по традиции, очередные земские собрания проходили всегда в сентябре).

В этот день в Малоархангельск приехал 41 гласный (из 50, напомню). Перед началом заседаний все собравшиеся посетили Вознесенский кафедральный собор и дали присягу Императору на верность и законопослушность в своей деятельности.

В час дня, после возвращения из храма, открылось первое заседание. По предложению Председателя, Д. Я. Скарятина, собрание приступило к «поверке числа и прав гласных; на основании 61 статьи «Правил и порядка к приведению в действие Земских Учреждений» и 37 статьи Положения о тех же Учреждениях».

Обсуждение этого вопроса началось с зачтения обращения орловского губернатора Лонгинова к земскому собранию — «О нарушениях при выборе гласных на сельских избирательных съездах в селах Ворово, Архарове и Луковце».

Губернатор обратил внимание, что на выборах в селе Ворово гласных избирали не шарами, как было положено, чтобы обеспечить закрытую баллотировку, а единогласно, без баллотировки. Кроме того, выборный лист подписали здесь только председательствовавший старшина и мировой посредник, а не все избиратели, как этого требовали 47-я и 48-я статьи «Правил и порядка приведения в действие земских учреждений».

Аналогичные нарушения губернатор заметил на выборах в Архарове и Луковце. При обсуждении данного вопроса гласные пришли к выводу, что, действительно, нарушения имели место, но их следует признать незначительными, поскольку на волеизъявлении выборщиков это не сказалось во всех почти случаях, кроме одного. Государственного крестьянина Коробова сельский избирательный съезд в селе Луковец избрал гласным в нарушение всех законов, поскольку он был под следствием и судом.

Полномочия других гласных, избранных в Ворове, Архарове и Луковце, земское собрание утвердило, хотя на будущее предостерегло сельские съезды от даже небольших нарушений.

Вторым вопросом было избрание секретаря собрания. Закрытым голосованием (28 против 13) им стал коллежский регистратор Нарцисс Костецкий. Затем приступили к обсуждению кандидатур в члены ревизионной комиссии. В нее избрали трех человек — гвардии ротмистра Н. Карташова, поручика А. Мейера (через 10 лет он сам возглавит Малоархангельское земское собрание) и купца А. Канькова.

Были созданы также три отдельные комиссии, по три человека в каждой (без уточнения конкретного названия, но в каждую входили два землевладельца и один крестьянин). Рассмотрев четыре вопроса, в пять часов пополудни земское собрание закрыло свое первое заседание.

На заседании втором, вечером (этого же дня) гласные рассмотрели не менее важные вопросы. Для начала они увеличили число членов Земской Управы с двух до трех (за это проголосовали 37 членов, против были четверо).

За жалованье Председателю Земской Управы в 1200 рублей ежегодно проголосовали все, а вот по жалованью членам Управы голосовали трижды. За 400 рублей жалованья для каждого члена Земской Управы высказались 5 (против -37), за 500 рублей — 4 человека (против — 33), за 600 рублей выступило большинство — 29 (но 13 все-таки остались «против»).

Итак, вначале договорились о числе членов Управы и определили суммы их жалованья, а уже потом речь зашла о персональном составе постоянно действующего, исполнительного органа — Земской Управы.

В результате «закрытой баллотировкой» (в тексте журнала написано «болтировкой») председателем Земской Управы вновь избрали Д.Я. Скарятина (34 голоса — «за», 8 — «против»).

Членами Земской Управы по результатам голосования стали М.А. Челюсткин (35 — «за», 7 — «против»), А.Я. Каньков (32-10), Н.П. Костецкий (27-15).

Так Малоархангельское Земское Собрание избрало на новый трехлетний срок (1869-1872 гг.) свой постоянно действующий орган, члены которого работали на постоянной основе, получая жалованье из бюджета земства.

Земское же собрание 1869 года собиралось еще три дня: 7 сентября (два заседания, 41 гласный), 8 сентября (на утреннем заседании — 41 гласный, на вечернем — 35), 9 сентября (одно заседание, 31 гласный).

Журналы Малоархангельского уездного земского собрания, на основании которых я писал этот материал, позволяют сделать вывод, что к нарушителям, отсутствовавшим на заседаниях, остальные гласные относились очень мягко.

Действительный статский советник Захар Николаевич Мухортов был избран гласным Малоархангельского земства в 1865 году от землевладельцев уезда и за три года не посетил ни одного заседания (он жил и служил постоянно в Петербурге). Земское собрание даже в этом случае не стало исключать своего высокого по положению члена (как-никак генерал-майор, если переводить на военный язык его чин, да еще друг Тургенева), а перевело З.Н. Мухортова в запасные гласные (это позволяло тогдашнее «Положение»). Эту же процедуру провели в отношении еще трех гласных, уехавших за пределы уезда.

Добросовестные же гласные, приезжая в Малоархангельск на 4-5 дней, чтобы поучаствовать в работе земских учреждений, времени на это не жалели: вечерние заседания нередко заканчивались в 11-12 часов «пополуночи».

А что обсуждалось на этих ночных «посиделках» — это уже другие истории, рассказанные тебе, читатель, ранее.

P. S. Кстати, деятельность своего председателя Д.Я.Скарятина, 140 малоархангельских дворян оценили высоко и необычно. По их заказу были изготовлены кубок и поднос из серебра. На одном из трёх горельефов кубка художник изобразил Земство, а на первом плане рисунка рельефно выдавалась фигура самого Дмитрия Яковлевича, «замечательная по сходству и отчётливости изображения». Вокруг верхней части кубка была сделана надпись выпуклыми славянскими буквами: «Дмитрию Яковлевичу Скарятину от дворян Малоархангельского уезда. 1868 год» (Смотри статью «Замечательное произведение серебряного мастерства»).

К сожалению, у нас нет этого изображения.

Александр Полынкин

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.