Home » Люди

Жизнь как награда

27 March 2015 Нет комментариев

Фронтовик-орловец Иван Гуцев.

Орден Славы II степени, орден Отечественной войны II степени, медаль «За отвагу»… Но главная награда для ветерана Гуцева — это жизнь. В 1944‑м он был на волоске от смерти.

На фронт 18-летний Иван Гуцев записался в 1943 году. Его, метр с кепкой, зачислили в 5‑ю Орловскую Краснознамённую дивизию в 142‑й стрелковый полк в разведбатальон. Тогда ещё пошутили: «Разведка как раз для тебя, сынок. Фашист не заметит, даже если ты у него под носом пробежишь».

Наш земляк вошёл в состав оборонительной группы. Её задача — проникнуть в тыл противника и прикрыть огнём группу захвата, которая должна была взять «языка» и доставить его в штаб.

Гуцев воевал в немецких окопах. В буквальном смысле.

— Мы неожиданно сваливались во вражеский окоп как снег на фашистскую голову, — рассказывает фронтовик, — и открывали огонь. — Главное — захватить немцев врасплох, и нам всегда это удавалось.

В одном из таких окопных сражений Ивана Иосифовича ранило в левую ногу. Отделался легко — пуля прошла навылет. Два месяца в прифронтовом госпитале — и он снова в строю.

К концу ноября 1943 года батальон Гуцева перебросили на Украину. Здесь в самом разгаре шла битва за Днепр. Враг вёл ожесточённую борьбу за расширение и удержание плацдармов. На всём своём пути он подрывал мосты, минировал дороги, уничтожал подручные переправы.

— Мы получили задание захватить высотный плацдарм за Днепром, где сосредоточилась крупная немецкая батарея, — рассказывает Иван Иосифович. — Достать её с берега возможности не было: мы находились в невыгодной позиции — в лощине. Был один выход — переправляться на противоположный берег на плотах.

К операции готовились несколько дней. В лесу, который был неподалёку, солдаты строили свои переправы.

— Руки от холода сводило судорогой, ладони мы стирали в кровь, стараясь скрепить брёвна как можно туже, — вспоминает ветеран. — Плоты делали такого размера, чтобы на них поместилось пятеро.

Как только по реке начался сплав, с противоположного берега полетели снаряды. Плоты переворачивались, солдаты падали в ледяную воду, вскарабкивались на бревна и продолжали грести к берегу. Несколько сотен метров показались гигантским расстоянием.

— За считанные минуты вода наполнилась трупами и ранеными бойцами. Это была жуткая картина: стоны, крики, кровь… — голос ветерана дрожит. — Те же, кто остался жив, стиснув зубы от холода, поднимались на взгорье, к немецкому укрытию. Перевес сил был на стороне противника, но нам всё же удалось выбить фашистов с насиженного места и занять плац­дарм.

После этой успешной операции батальон Гуцева продолжил движение, освобождая города и сёла Украины, Белоруссии.

Затем была Польша. На польской земле в сутки советские войска проходили 70 километров без остановок. За неделю преодолевали 420 километров.

— Вот так идёшь, идёшь и… бац — носом о приклад товарища, идущего впереди. Засыпали на ходу, — рассказывает Иван Иосифович.

В марте 1945 года подошли к Кёнигсбергу.

— Одна из наших миномётных батарей разместилась в лощине. В ходе ожесточённых боёв немец перебил связь, и батарея оказалась отрезанной. Тем временем фашисты стремительно наступали, и об этом нужно было предупредить батарею, — рассказывает ветеран. — Комбат послал одного разведчика — тот не вернулся, послал второго… А потом обратился ко мне: «Твоя очередь, Ванюша. Пускай и на этот раз тебя твой рост не подведёт». Я сел на лошадь и поскакал.

В батальоне уже никто не верил в успешный исход — скакать нужно было по чистому полю.

— Верил ли я, что доберусь до своих? Свист фашистских пуль заглушал все мои мысли, — признаётся Иван Иосифович. — Я так сильно вжался в лошадь, что чувствовал каждый её мускул.

До лощины Гуцев добрался успешно, батарея быстро снялась с места. Но когда он сел на лошадь, чтобы скакать обратно, вражеская мина угодила прямо под задние ноги животного. Лошадь рухнула как подрезанная, а Иван кувырком вылетел в окоп.

— Весь рикошет осколков словила моя спина. Если бы не мой кувырок в воздухе, они застряли бы в голове. И тогда я не сидел бы с вами, — вздыхает фронтовик.

Из окопа окровавленного разведчика вытащил миномётчик, не успевший отбыть со своей батареей.

— Ох, и здорово он мчал со мной на лошади! Мы летели быстрее немецких пуль. Он спас меня, хоть я и потерял много крови, — говорит Иван Иосифович.

Почти год наш земляк провёл в госпиталях. Большую часть осколков врачи вытащили. Но десяток так и остался сидеть в пояснице.

После войны Иван Гуцев окончил орловскую фельдшерскую школу. 11 лет проработал фельдшером в Малоархангельском районе. Для многих из местных жителей он стал крёстным отцом: в год Иван Иосифович принимал по 80 родов.

В мирное время бывший разведчик вёл свою войну… с антисанитарией в деревенских домах.

— Борьба была не из легких. По сто раз объяснял селянам: там, где грязь, там и вши, и грибок, и всякая другая зараза. Приходилось даже ругаться с ними. Но и нечисть в домах мы тоже победили! — улыбается ветеран.

Фельдшерство Гуцев совмещал с учёбой в Орловском пединституте. А затем решил пойти в Курский мединститут. Работал в малоархангельской райбольнице, в областной больнице в Орле, затем в облздравотделе, в областном наркодиспансере, откуда ушёл на пенсию в 85 (!) лет.

Сейчас ему 90. Живёт в Малоархангельске. Он бодр и полон оптимизма. Признаётся, что счастливый человек: прошёл войну, выжил после тяжёлого ранения. Поэтому и дорожит каждым прожитым днём — как главной наградой.

Екатерина Козлова
Орловская Правда
24.03.2015

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.