Home » Новости

В неравном бою жители Губкино вместе с депутатами-коммунистами отстояли школу

16 June 2012 8 комментариев

Плакат об образовании времён СССР.

В мае к депутату областного Совета народных депутатов, коммунисту Е. Е. Мельнику обратились родители учеников Губкинской школы Малоархангельского района с просьбой: помогите, нашу школу из средней делают основной.

Слово губернатора — пустой звук?

Постановление главы администрации было уже подписано. По настоянию Мельника, вопрос рассмотрели на сессии облсовета, где губернатор А. П. Козлов сказал буквально следующее: «…никто и не собирается закрывать эту школу. Кто сказал, что вопрос решен? Она как была у Губкино, так и останется… Если люди не хотят, чтобы их дети ездили учиться за семь километров, то их дети будут учиться в Губкинской школе. Это я вам обещаю».

После сессии облсовета на сельский сход в Губкино приехал глава района Ю. А. Маслов с двумя заместителями и заведующим отделом образования. Чиновники втолковывали селянам, что на содержание школы нужно около 1 млн. 200 тыс. руб. Областной департамент образования денег не выделяет, а местному бюджету это не по карману. В Луковской школе старшеклассники получат качественное образование, а возить их на автобусе по плохой дороге — ничего страшного, всего7 км. Родители резко выступили против. Чиновников заставили прослушать диктофонную запись заседания облсовета с обещанием губернатора. В итоге прижатый к стенке глава района уехал ни с чем.

На сельском сходе избрали инициативную группу, подготовили резолюцию в адрес губернатора с требованием сохранить за Губкинской школой статус средней. Время шло, а ситуация оставалась неясной. Тогда 18 учителей и родителей поехали на приём к Г. А. Казначеевой, руководителю областного департамента образования, молодёжной политики и спорта.

Неравный бой

Не встреть «ходоков» депутат-коммунист М. А. Навлева, их бы и на порог администрации не пустили. Пока шло заседание правительства области, учителя терпеливо ждали Казначееву возле её приёмной. Потом им сказали, что она ушла на планёрку к зампредседателя правительства Ревякину. Уже шёл обеденный перерыв. Казначеева встретила делегацию губкинцев ледяным официальным тоном:

— На каком основании сюда приехали? Кто вас звал?

Далее руководитель департамента образования попросила учителей зайти к ней в кабинет, а родителей остаться в приёмной. С учителями ей было значительно проще:

— Почему бросили школу? У вас что, сегодня нерабочий день?

Удар принял директор. А.Н. Панкратов заверил руководство, что школа работает в обычном режиме и убедительно попросил прояснить ситуацию по судьбе вверенного ему образовательного учреждения. В ответ был набран номер начальника районного отдела образования и дано указание: составить акт об отсутствии директора на рабочем месте.

Люди тем временем требовали ясности. Они просили поддержки от первого лица, взывали к участию в судьбе школы, напоминали об обещании губернатора… От последнего Казначеева пришла в ярость. Резолюцию схода чиновница даже в руки не взяла, и, негодуя, стала раздражённо объяснять непокорным, что быть школе или не быть — вопрос не в компетенции губкинцев.

…Что испытывали сельские учителя, стоя «на ковре» нос к носу с высоким начальством? Опытный педагог, руководитель со стажем, Казначеева применяла к учителям «убойные» методы психологического воздействия. Убеждала, что денег на школу, как и в целом, на образование нет; сыпала цифрами, сколько миллионов и куда ей недостаёт, размахивала указами президента, корила директора его якобы огромной зарплатой. Однако учителя достойно выдержали мощный психологический прессинг. Запугать и парализовать их волю не удалось: они помнили о детях. От Казначеевой добились обещания приехать в район и разобраться на месте.

Как «прессуют» непокорных

Вскоре директору Панкратову позвонил начальник отдела образования Ю.В. Кусков и попросил его зайти. Когда тот зашёл, Кусков показал ему акт отсутствия директора на рабочем месте и пригрозил увольнением. Панкратов объяснил, что был в департаменте образования на приёме у Казначеевой, чему есть десятки свидетелей. Кускова это не смутило: он в присутствии директора позвонил Казначеевой и отчитался о выполнении её указания. А Панкратова заставил написать объяснительную и потребовал от него список учителей, бывших в тот день в Орле…

На следующий день в школе появились специалисты отдела образования и устроили «фронтальную проверку», а именно просмотрели журналы, планы, тарификации. Особо тщательно изучили документы школьной администрации. Подводя итоги, напоследок выдали «ценные указания»: на случай приезда представителей департамента образования держать учителей в полной готовности. Родителям не сообщать!..

Журналистов «не пущать»!

К приезду гостей в зале местной администрации было некуда сесть. Все родители и учителя были в сборе. Г. А. Казначеева прибыла в район в сопровождении начальника управления финансов департамента образования. А вот тележурналиста Владимира Панфилова, автора программы «Резюме» работники администрации долго не хотели пускать в здание и даже вызвали охрану. Но всё же пустили, в результате чего тональность диалога существенно изменилась. Казначеева и Кусков опять «шельмовали» народ цифрами, правда, значительно вежливее. Сельские жители более двух часов оказывали им отчаянное сопротивление. Они сражались за родную школу.

А. Н. Панкратов уверен: если бы не присутствие тележурналиста В. Панфилова, приглашённого депутатом Мельником, всё могло бы закончиться «переименованием» школы. Однако наличие телекамеры сыграло свою роль. Чиновники дрогнули и перешли от конфронтации к относительно конструктивному диалогу. Выслушав соображения администрации и педколлектива, начали вместе составлять приблизительную раскладку, на чём можно сэкономить в штатном расписании школы. По приблизительному подсчёту после сокращения части ставок высвобождается около 300 000 руб. в год. Но этого всё равно мало. Значит, надо урезать и других.

Цена победы

Через два дня заведующий РОО скажет директору: вы победили, ваша школа — средняя… Средняя! Что имеем в итоге? В штатном расписании полностью сокращены ставки: воспитателя группы продлённого дня и замдиректора по воспитательной работе; полставки вожатой, 50%-я (еще «строевская») надбавка преподавателя-организатора ОБЖ за основы военной службы; сильно урезана кружковая и внешкольная работа; осталось по 0,75% ставок техслужащих и сторожа, 0,5% ставки лаборанта… Аналогичная «чистка» ждёт Каменскую, Ивановскую, Костинскую, Архаровскую средние школы; лишь две сельские школы в районе не пострадают.

И всё-таки губкинские учителя и родители победили! Да, потери огромны. Это снижение заработной платы и без того нищенствующих педагогов и техслужащих, урезание наиважнейших воспитательных функций нескольких (!) сельских школ. Это стресс детей и родителей, длившийся почти полтора месяца, это потраченный на войну с чиновниками моральный ресурс, здоровье и силы учителей, директора, депутатов… Это финансовые потери учителей из Губкино, которые согласились терпеть нужду и возможные упрёки коллег из соседних школ во имя спасения своей школы… Такой вот ценой учителя спасли свою школу от сокращения, а село — от умирания. Благодаря им Губкино пока останется на карте — до лучших времён…

Но мужество повстанцев из Губкино несёт огромное революционное значение. Впервые сельские педагоги, побеждая страх, поднимаются с колен и оказывают сопротивление. Этот протестный опыт полезен тем школам, над которыми уже висит угроза сокращения или ликвидации. Теперь сотни учителей Орловщины смогут убедиться в том, что их коллеги способны отчаянно сопротивляться, сплачивая вокруг себя народ. Школа как духовный центр села должна звать и поднимать людей на борьбу, и единственный отпор политике обезлюживания села — акции протеста.

Елена Иванова
Пресс-служба Орловского обкома КПРФ
14.06.2012

Связанные записи

Комментарии: 8

  • Борис says:

    Это не победа, а отступление на временные позиции. На самом деле никто не боится журналистов, просто не хотят портить свой имидж чиновники. Публикации Елены Ивановой не принесли пользы, всем нет до них дела “Собака лает – караван идёт…”. Вдумайтесь в цену победы “..сильно урезана кружковая и внешкольная работа; осталось по 0,75% ставок техслужащих и сторожа, 0,5% ставки лаборанта…”. Другое дело, когда в прессе задали бы вопрос:”Господа, а как Вы делите школьные деньги?”. Вопрос статуса школы оценивался в миллион двести тысяч. Купленный школьный автобус ПАЗ стоит миллион двести тысяч. Но когда выяснилось, что этой суммы не хватало на содержание всех средних школ района, а не Губкинской, тут-то и был выход прессы. Пока чиновник не станет отвечать за свои безграмотные решения, пока не снимут завесу с бюджетных денег, повсюду будут возникать похожие ситуации. Каждое последующее поколение должно жить лучше предыдущего. Пока наверху заняты глобальной политикой, нам здесь надо думать о том, кто будет продолжать жизнь на селе.

  • Админ says:

    Елене Ивановой.

    Наша учеба

    […]
    А сочинения мы пишем так.

    Садимся за кухонный стол, разложив на нем бумагу, карандаши и Толстую тетрадь. Кроме нас, в доме никого нет.

    Один из нас говорит:

    — Название твоего сочинения «Приезд к бабушке». Другой говорит:
    — Название твоего сочинения «Наша работа».

    Мы начинаем писать. У нас два часа и по листу бумаги на каждого.

    Через два часа мы меняемся сочинениями, с помощью словаря исправляем друг у друга ошибки, а потом ставим внизу страницы оценку — «хорошо» или «плохо». Если отметка — «плохо», мы бросаем сочинение в огонь и на следующем уроке пробуем написать на ту же тему еще раз. Если «хорошо», то мы можем переписать сочинение в Тетрадь.

    Правило, по которому мы решаем, что ставить — «хорошо» или «плохо», — очень простое: сочинение должно быть правдой. Мы должны описывать, что происходит, что мы видим, что мы слышим, что мы делаем.

    Например, нельзя писать «Бабушка похожа на ведьму», но можно писать «Люди называют бабушку Ведьма».

    Нельзя писать «Городок очень красивый»: ведь Городок может быть красивым для нас и не нравиться кому-то другому.

    Нельзя писать «Денщик — хороший человек», потому что это неправда: ведь денщик мог сделать много плохих вещей, о которых мы просто не знаем. Поэтому мы пишем только: «Денщик дал нам одеяла».

    Нам можно писать «Мы едим много грецких орехов», но нельзя — «Мы любим грецкие орехи», потому что слово «любить» — слишком неопределенное, в нем недостает точности и объективности. «Любить орехи» и «любить маму» — совсем разные вещи. Первое выражение обозначает приятный вкус во рту, второе — чувство.
    […]
    Агота Кристоф. Толстая тетрадь.

    На самом деле не только ей.
    На самом деле каждый следующий текст Ивановой был заметно лучше предыдущего.
    На самом деле она единственная, кто сложил хронику событий буквами в текст.

    В Орле вообще очень слабо пишут, надо признать. И всегда с перехлёстами, “красивостями”, отсутствием мнения двух сторон в одном тексте. Если вообще пишут. У той же Кристоф есть фраза: “То, что мы печатаем в газете, полностью противоречит жизни”.

    Слова, обозначающие чувства, весьма расплывчаты; всегда лучше избегать их и придерживаться просто описания предметов, явлений, людей и себя — иначе говоря, беспристрастного описания фактов.
    Агота Кристоф. Толстая тетрадь.

    Спасибо.

  • Мэри says:

    И вспоминается Крылов “Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать”.
    Как обычно, кусок вырывают у тех, у кого можно отнять. Почему техслужащая за свою крохотную зарплату должна мыть бОльшую площадь? Как сторож может работать на неполную ставку? И хотелось бы узнать, законно ли то, что делается? На каком основании проводится урезание ставок учителей, кто будет вести внеклассную работу в школе, если организатора теперь не будет? Говорим о дополнительном образовании и закрываем кружки. Давайте честно признаемся: школы обществу в тягость.
    Хочется услышать мнение чиновников, но они, наверное, опять промолчат.Расчитывать на диалог не приходится. Грустно, не то слово.

  • Мария says:

    Про оптимизацию Губкино: http://orlec.ru/w/Орлец

  • Админ says:

    Этих снимков не хватало.

    Дорога между Губкино и Луковцем в сторону Губкино.

    Дорога между Губкино и Луковцем в сторону Губкино.

    Дорога между Губкино и Луковцем в сторону Луковца.

    Дорога между Губкино и Луковцем в сторону Луковца.

    Дата съёмки: 31 июля 2012 года. Уборка ещё только началась. Впереди основной вывоз зерновых и сахарной свёклы.

  • Дмитрий says:

    Елена Иванова молодец! Писать надо и не только на местном уровне! А если не писать – не будет движения, будет деградация.
    Вот бы все были такие неравнодушные. Сидеть и говорить “а что я могу”, “все чиновники лентяи о казнокрады” – удел слабых. Мне обидно что люди моей страны считают что все виноваты кроме них.
    На самом деле и во власти есть хорошие люди, но в результате проигранного сражения начала 90-х мы имеем полностью оккупированную власть. И оккупирована она Западной культурой, удовольствия и деньги для которой – высшие ценности.
    Так держать, товарищи! Вместе победим!

    • Борис says:

      Дмитрий,сразу видно, что Вы неравнодушный человек.Позвольте не согласиться с Вами по поводу окупации власти. Её никто не оккупировал, просто судьбу России всегда решали на верху, а чиновничьи низы плавно перетекали из кабинета в кабинет, а порой менялась только вывеска. Народ никуда не перетекал, ждал лучшей доли. Но вот парадокс – к власти приходят не самые лучшие люди. Они создают законы обслуживающие их интересы. Если на западе чиновник уходит в отставку после незначительных слухов, то у нас он никогда не подаст в отставку, даже если его уличили публично. Бывают иногда случаи, когда кого-то отдают в жертву, но это редко. Единственное унаследованное от запада, да и то от далеких времен – накопление капитала любыми доступными методами. На этом фоне любой протест грозит потерей работы и других немногих благ. Заявить протест могут только крупные политические партии и объединения, а также те, кому жизнь не мила и нечего терять. Все законы принимаются на верху и простой человек узнает о них только тогда, когда испонение этого закона коснулось его лично. Тут то и начинается самое интересное, когда узнаешь, что и опротестовать по закону не можешь, а остается лишь уповать на милость чиновника. В случае с Губкинкой школой, после долгих обращений в разные инстанции областного уровня выянилось, что чиновники отдела образования нагло врали, глядя людям в глаза. Вы думаете, что они почувствовали муки совести? Нет. Они выглядят героями. Результат противостояния: преинфарктное состояние директора; моральный стресс учительского коллектива и отказ от дополнительных выплат; уволился завхоз; на очереди техслужащие. Можно ли это считать победой? Сейчас в СМИ запущена идея о том, что только эволюция сознания людей способна привести к процветанию России, но судя по реформе образования это не случится в этом столетии.

  • Дмитрий says:

    Добрый день, Борис. Давайте немного конкретизируем. И лучше не спорить, т.к. в споре рождается вражда. Истина же может родиться только в диалоге.
    Судьбу России, как и всех стран – решают наверху. Это действительно так, только решали её несколько выше,чем большинство привыкло считать. Кому куда плыть решают даже не президенты. А,например, такие организации как Международный Валютный Фонд (только одна из многочисленных). Который решил что курс доллара такой, рубля такой. А вместе с ФРС США они решили и пробили это во времена перестройки (спасибо Горби) что в России чтобы напечатать рубли, нужно сначала купить равное количество долларов. Или отправить нефть, газ. И ЦБ РФ – это не гос. учреждение, а частная фирма. И попробуй её приватизируй – убьют как Кеннеди. Ну это как пример.
    Процесс подготовки людей в готовности “продать Родину” за жевачку начался ещё в начале 60-х годов. А в 90-х эти подготовленные (обработанные информационно, желающие “как на Западе”) люди, среди которых были и наши родственники, потребовали перемен, снятия занавеса, открытого рынка, побольше шмотья, жевачек и прочей дряни. Это мы с вами виноваты что не отстояли Россию, не меньше чиновников. Это мы сейчас виноваты что не противостоим войне, которая идёт. Она идёт с экранов телевизоров, дебильных песен, магазинов, баров (в первую очередь я имею ввиду алкоголь). Ваши слова – НАРОД ЖДАЛ ЛУЧШЕЙ ДОЛИ! Вот и одна из основных причин того, что мы имеем сейчас. Для основной толпы сегодня получение удовольствий, взять СЕБЕ побольше – основная потребность и мысль. И не только для чиновников, но и, к сожалению, для многих простых людей, оглянитесь и подумайте. Война идёт на уровне информации, мы и не замечаем как в наш мозг из новомодных фильмов и сериалов, музыки, рекламы внедряются разрушающие здоровье, семьи, общество в целом, стереотипы. Этой информацией поражаются все! И нужно не ждать, нужно активно противостоять этой информации. Выпиваете (даже по праздникам)? Даёте смотреть детям современное ТВ? Можно сказать что вы работаете на “них”.
    А знаете ли вы что 80% СМИ принадлежат Западным компаниям? А знаете ли про огромные фонды, финансируемые из-за рубежа для создания нужной информационного фона в России?
    А вы знаете, например,что конституция России написана американскими технологами и некоторое время (до 2000) Россия управлялась напрямую из США? Законы писались и принимались именно “оттуда”.
    Это ли не оккупация? Я уже не буду говорить об оккупации зелёной долларовой бумагой, а то меня тут забанят.
    Для того чтобы сделать верный вывод нужно изучить много материала, структуру которого нужно осознать до изучения.
    Говорить о том что чиновников не снимают – сегодня уже не модно. И не просто не модно, это говорит о том, что за ситуацией вы не следите. Кадровый аппарат обновляется, и радует что в последнее время “бьют” уже по верхам (в масштабе России).

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.