Home » История: до 1917 года, Культура, Новости

О завещании бабушки-помещицы, о внуке-герое и о первом фотографе писателя Якушкина

15 June 2011 Нет комментариев

Павел Иванович Якушкин (фото Н. Д. Чиркина).

Завещание бабушки

16 декабря 1804 года Малоархангельский уездный суд рассматривал дело, которых, в принципе, всегда было много, но, в то же время, именно такое являлось некоторым исключением из правил. Почему? Да потому, что рассматривалось духовное завещание помещицы-вдовы — но не в пользу кого-то из детей, а в пользу несовершеннолетнего внука.

Болевшая и боявшаяся умереть раньше того, чтобы успеть распорядиться своим имуществом, помещичья вдова Марфа Никитична Чиркина, сама уже будучи не в силах присутствовать на заседании суда, выдала доверенность родному сыну, прапорщику Петру Ивановичу Чиркину — для представления в суде её духовного завещания. Согласно этому документу, всё её движимое и недвижимое имение: господский дом в деревне Тетерье Малоархангельской округи, со всеми к нему принадлежащими службами, земля в количестве 90 десятин, мельница на речке Медвежке и пять человек крепостных крестьян переходили в полное и безраздельное владение родного её внука — Дмитрия Петровича Чиркина, 10 лет от роду.

Внук-герой

Сам новоиспечённый помещик управлять поместьем, естественно, не мог (в силу малого возраста), хозяйством занимался отец. Но время текло тогда быстро, и уже в октябре 1809 года 15-летний Дмитрий Чиркин начинает службу колонновожатым (этот унтер-офицерский чин был у него подготовительным перед сдачей экзаменов на офицерский — А. П.). Отечественную войну Дмитрий встретил уже 18-летним прапорщиком.

Отступая от границы в составе 2-ой армии П.И. Багратиона, уже 11 июля 1812 года Петр Чиркин участвует в многочасовом бою корпуса генерала Н.Н. Раевского с войсками маршала Даву у деревни Салтановка (южнее Могилева). Благодаря героизму самого генерала Раевского и его воинов армия Багратиона смогла успешно переправиться через Днепр и вышла к Смоленску, где 22 июля соединилась с 1-ой Армией Барклая-де-Толли.

Отличившийся в числе многих других, Дмитрий Чиркин был за этот бой награжден чином подпоручика.

За участие в героической обороне Смоленска — 4 и 5 августа 1812 года — подпоручик Чиркин удостоился Высочайшего благоволения.

Все три дня Бородинского сражения — этой кульминации Отечественной войны — Дмитрий Чиркин находится в самом его центре, на Багратионовых флешах. Вскоре после окончания битвы он был пожалован первым своим орденом — Святого Владимира 4 степени с бантом.

Среди тех, кто помешал Наполеону 12 октября 1812 года прорваться через Малоярославец к Новой Калужской дороге, был Дмитрий Чиркин, сражавшийся в составе корпуса Раевского и награжденный вскоре чином поручика за проявленное в том бою мужество.

Отступавшая наполеоновская армия все еще оставалась боеспособной и отчаянно огрызалась. Три дня, с 4 по 6 ноября 1812 года, у города Красного на Смоленщине французы пытались отбросить преследовавшие их войска Кутузова.

Однако здесь противник потерпел одно из самых крупных поражений в Отечественной войне. Внесший свой вклад в дело разгрома неприятеля, поручик Чиркин «за сие пожалован был золотою шпагою с надписью «За храбрость».

В 1813-1815 годах он участвует в заграничных походах (в его послужном списке они поименованы как — «первый 1813-1814» и «второй — 1815 года»), отличившись несколько раз — при блокаде крепости Модлин, у г.Дрездена, в «Битве народов» под Лейпцигом, под Магдебургом, под Гамбургом и на острове Вильгельмбурге. Ордена Святой Анны 4 и 2 класса, годовое дополнительное жалование — стали последними наградами Дмитрия Петровича Чиркина за «бои и дела против неприятеля».

17 января 1819 года штабс-капитан Чиркин — «за болезнию и по особенному высочайшему же повелению», с позволением носить мундир по отставке, ушёл с воинской службы и поселился в доставшемся ему от бабушки имении в деревне Тетерье. В том же году он женился и начал жить жизнью добропорядочного помещика. Было ему в то время 25 лет.

Помещичья жизнь Дмитрия Чиркина

Жену Дмитрия Петровича звали Наталья Павловна. Они друг друга любили и уважали, дети рождались у молодой пары один за другим — всего их было семеро: три мальчика (Александр, Николай, Евгений) и четыре девочки (Надежда, Наталья, Елизавета и Юлия).

Герой войны, без всякого сомнения, у соседей и у всего малоархангельского дворянства пользовался большим авторитетом. Особенно тесно Чиркины общались с помещиками Мухортовыми.

Аграфена Николаевна Мухортова, мать Захара Николаевича Мухортова (хорошего знакомого И.С. Тургенева), чье имение находилось в селе Федоровка, в 15-и верстах от Тетерья, сделала Дмитрия Петровича поверенным в своих делах.

А сам Чиркин и его взрослые дети постоянно были восприемниками (крёстными отцами и матерями) рождавшихся у Мухортовых детей.

Крепкая дружба, несмотря на разницу в возрасте, связывала Дмитрия Петровича Чиркина с близким соседом по имению — Иваном Андреевичем Якушкиным (его сельцо Сабурово находилось от Тетерья в двух верстах выше по тому же ручью Тетерка). Когда в 1832 году 77-летний Якушкин скончался, дворянство Малоархангельского уезда проблему назначения опекуна для малолетних детей умершего помещика решило сразу — и не ошиблось.

Дмитрий Петрович сделал все от него зависящее, собрал все необходимые документы — и в 1833 году, 16 ноября, Орловское Дворянское Депутатское собрание сыновей Якушкина — Виктора, Семена и Николая внесло в 6-ю часть Дворянской родословной книги, а дочери Наталье было выдано свидетельство о причислении ее к дворянскому сословию.

Надгробная плита Натальи Павловны Чиркиной.К сожалению, мне пока не известна дата смерти героя войн с Наполеоном, хорошего хозяйственника, заботливого отца и помещика в лучшем смысле этого слова* — Дмитрия Петровича Чиркина. А вот о Наталье Павловне Чиркиной, его жене, мне это узнать удалось — благодаря чудом сохранившейся надгробной плите с кладбища села Липовец, где она была похоронена. Само старинное захоронение было полностью уничтожено, могилы вскрыты и разграблены, почти все плиты использованы как фундаментные блоки при строительстве хозяйственных помещений местного колхоза имени Молотова, но плите с именем «Наталья Павловна Чиркина» «повезло», и она на десятилетия оказалась заброшенной в зарослях сирени неподалёку от разрушенной Троицкой церкви.

При обследовании останков этого храма несколько лет тому назад мы её обнаружили (подсказали местные жители) и перевезли к зданию Покровского краеведческого музея, где образовалась небольшая Аллея «Помещичье прошлое нашего края». Посмотри на фотографию, читатель:

«Наталья Павловна Чиркина. Родилась 1807 г., июня, 3,скончалась 1864 г., декабря, 21».

Дети помещика Чиркина

Двое из детей Ивана Андреевича Якушкина, о которых позаботился Дмитрий Петрович Чиркин, прославили свой род. Павел Иванович стал собирателем устного народного творчества и писателем-этнографом. Виктор Иванович, известный в Орловской губернии врач, послужил Ивану Сергеевичу Тургеневу прообразом для написания самого знаменитого его героя — нигилиста Базарова.

Что касается собственных детей Д.П. Чиркина, то до всероссийской известности никто из них не добрался. Однако Николай Дмитриевич, став, видимо, первым фотографом-любителем Малоархангельского уезда, оставил нам на память самую первую же из немногих фотографий Павла Якушкина, сделанную, по всей вероятности, при посещении знаменитым фольклористом его друзей детства в соседнем имении Тетерье.

Вот что писал автор биографического очерка о Павле Якушкине С. В. Максимов: «Настоящий прилагаемый портрет доставлен нам соседом и приятелем нашего друга, Н. Д. Чиркиным, который, занимаясь фотографией как любитель, столь удачно и мастерски схватил черты всегда оригинального «оригинала».

Александр Дмитриевич Чиркин, второй из сыновей Дмитрия Петровича, в 60-ые годы XIX века был мировым посредником 5-ого участка Малоархангельского уезда.

Четверо Чиркиных — представителей этого дружного помещичьего семейства (Елизавета, Александр, Николай и Юлия) уже в первом десятилетии XX века нераздельно владели более чем 500 десятинами земли вокруг деревни Тетерье. Что стало с ними самими и их детьми — мне неведомо. От чиркинской усадьбы и от всего поместья в деревне Тетерье следов — никаких.

Но осталась вот эта история, написанная на основании документов Государственного архива Орловской области, старая надгробная плита да снимок писателя Павла Якушкина, запечатлённого на фотобумаге одним из Чиркиных, — тех, что всегда составляли «Славу и гордость нашего Отечества!».

И это немало, так ведь, читатель?

Александр Полынкин
(Все сведения для написания этой истории я почерпнул в фондах 28, 68 и 744 Государственного Архива Орловской области — А. П.)

* А ещё наблюдателя (?) за солнечным затмением 1867 года — maloarhangelsk.ru.

Связанные записи

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.