Home » Культура, Люди

Книги Марины Павловны Чечневой

20 February 2012 2 комментариев

Форзац книги Марины Чечневой. «Ласточки» над фронтом».

26 лет назад, в 1996 г., новой улице в 909-м квартале города Орла было присвоено имя уроженки Малоархангельского района, Героя Советского Союза, Марины Павловны Чечневой. В 2012 году исполнится 90 лет со дня рождения этой знаменитой летчицы и спортсменки.

Марина Чечнева.Хочется вспомнить о Марине Чечневой, как о писателе-мемуаристе, оставившем интереснейшие сведения по истории 46–го гвардейского Таманского женского авиационного полка, прошедшего славный боевой путь от гор Кавказа до берегов Одера, награжденного орденами Красного Знамени и Суворова III степени.

Очень тепло и увлекательно рассказывает Марина Павловна о своих боевых подругах – таких несхожих по характерам и так одинаково влюбленных в романтическую профессию авиатора с самой ранней юности. Действительно, совершенно особым образом летчицы этого полка были до конца преданы своему 46-му. Вскоре после войны, на собранные всем полком деньги, комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич объездила места гибели самолетов, разыскала могилы всех погибших. Несмотря на то, что летчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести! Много лет, 2 мая и 8 ноября, фронтовые подруги встречаются в сквере Большого театра.

Героя Советского Союза Марину Павловну Чечневу по праву можно назвать летописцем 46-го гвардейского авиационного женского полка.

Чечнева, М. П. Самолеты уходят в ночь.Свои мемуары Марина Павловна принялась писать в конце пятидесятых годов. В 1961 году была опубликована книга «Самолеты уходят в ночь».

В первых главах Чечнева рассказывает, как полеты Валерия Чкалова, Марины Расковой, В. Гризодубовой и П. Осипенко повлияли на её поколение. Марина уже в неполные 16 лет смогла поступить на летное отделение аэроклуба Ленинградского района столицы, а затем Центрального аэроклуба имени В. П. Чкалова. Отец во всем поддерживал свою дочь: «Сына я хотел иметь, да нет его… Одна ты у меня дочка, а характер, вижу, твердый». Вместе с аттестатом зрелости, Марина получила диплом летчика-инструктора для работы в аэроклубах страны. Она хотела летать на скоростном самолете-истребителе. Недолго думая, позвонила М. М. Расковой, получила от нее приглашение приехать домой. Прославленная летчица, доказавшая, что женщина и авиация – понятия совместимые, очаровала Марину.

Война застала Чечневу в Крыму, на отдыхе. Сразу после приезда, она сообщает отцу о решении идти на фронт, и он вновь поддерживает дочь.

В Москве меня ждала новость — аэроклуб Ленинградского района соединили с Центральным аэроклубом имени В. П. Чкалова. Учебные полеты в Москве были запрещены, началась подготовка к перебазированию под Сталинград, во Владимировку.

Незадолго до отъезда я на себе почувствовала безжалостный удар войны. 22 июля 1941 года несколько фашистских самолетов прорвались в город. Одна из бомб угодила в наш дом. Он пылал на моих глазах, а я стояла и смотрела, как бушует вокруг огонь.

Долго ли пробыла я в таком состоянии — не помню. Огонь постепенно утих, дымились только руины домов. По пожарищу молча, словно тени, бродили люди. Уже заалело небо, начинался новый день. В последний раз я оглянулась на место, где всего несколько часов назад стоял мой дом, и зашагала вдоль улицы. Вдруг чья-то большая рука ласково опустилась на мою голову.

— Ничего, доченька, — услышала я голос отца, — надо крепиться. Они за все заплатят сторицей…

25 июля 1941 года мы расстались с отцом. Я уезжала под Сталинград.

Глядя в бесконечно дорогие глаза, могла ли я думать, что вижу его в последний раз.

— Береги себя, Мариночка. Помни — ты у меня одна.

— Спасибо, папочка!

Мы обнялись и поцеловались…

Осенью 1941 года становится известно, что Расковой поручили формировать женскую авиационную часть. Чечнева занимается подготовкой летчиц на ночных бомбардировщиках ближнего действия. В феврале 1942 года бойцы авиаполка приняли военную присягу.

…День и ночь над аэродромом гудели самолеты. Летчики нужны были фронту. Поэтому мы, не жалея сил, снова и снова отрабатывали боевые полеты.

Не легко и не сразу дались нам маршрутные полеты, выходы на цель в непроглядной тьме, когда небо закрыто тучами и не видно ни звезд, ни луны, учебные прицельные бомбометания по полигону, освещенному на какие-то доли секунды осветительными бомбами.

Однажды я вернулась из ночного полета в подавленном состоянии — очень неудачно приземлилась, едва не разбила машину.

Спрыгнув на землю, я в сердцах бросила подруге:

— Не выйдет из меня ночника! Видишь, какая неудачная посадка…

— Надо сделать так, чтобы вышел, Чечнева! — раздался из темноты резкий голос Расковой…

Такой Раскова была всегда. В любое время суток она находилась рядом со своими девушками: проводила разборы, летала, беседовала с людьми, отдавала распоряжения, внимательно присматривалась к подчиненным, учила их. Казалось, она никогда не отдыхает, во всяком случае, ее постоянно видели за делом. Мы не замечали у Марины Михайловны внешних признаков усталости. Она умела владеть собой. Всем нам казалось, что эта женщина обладает невиданной энергией.

Марина Павловна подробно рассказывает о первых ночных боях, победах и поражениях.

Опасность была всюду : над тобой, под тобой, впереди и сзади. Она сжимала со всех сторон, словно тисками. Удивительно ли, что приземлившись, мы долго приходили в себя… Не всякий даже испытанный, побывавший в переделках летчик выдержит долго подобную нагрузку.

Летчик По-2 должен выдержать курс и высоту, чтобы обеспечить точные действия штурмана, выполняющего бомбометание. Экипаж Марины отличался исключительно точными попаданиями в цель, поэтому это очень ей пригодилось, когда полк оказывал помощь при высадке десанта в Эльтигене. Фронтовая газета «Боевые соколы» постоянно писала о Чечневой, как об одном из храбрейших и умелых летчиков. Ей удавалось очень эффективно провести бомбежку горной дороги у поселка Дигора, по которой двигались немецкие мотоциклисты, а это очень непросто.

Я ненавижу бодряческие книжонки, где подвиг не вершится, а делается по нехитрому литературному шаблону… Нехитрое дело «геройски» пойти на зенитный огонь, чтобы тебя разнесло на куски, когда ты еще не дошла до цели. Истинное геройство состоит в том, чтобы умело провести машину через огонь, поразить противника и вернуться, пусть пощипанной, к своим.

Летом 43-го года Марина Павловна отметила пятисотый боевой вылет в своем полку, а в декабре получила известие о смерти отца. Полк воевал у Черного моря. Кровопролитные бои за Крым и Кавказ, поддержка десанта, освобождение Севастополя. В мае 44-го полк, где воевала Чечнева, перебазировался в Белоруссию. Победу полк встретил северо-западнее Берлина, был расформирован в ноябре 1945 года.

За годы войны Марина Чечнева совершила 810 боевых вылетов, провела в воздухе более тысячи боевых часов, свыше 115 тонн бомб сброшено было на противника, уничтожила 6 складов, 5 переправ, ж/д эшелон, 1 самолет, 4 прожектора и 4 зенитные батареи. Ею было подготовлено 40 летчиц и штурманов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии капитану Марине Чечневой было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда за № 8955.

Осенью 1945 года Марина Чечнева вышла замуж за летчика Константина Давыдова, который также, после войны был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1946 году у них родилась дочь Валентина. После возвращения на Родину они с мужем работали в ДОСААФ. Константин Давыдов погиб в октябре 1949 года, перегоняя самолеты из Ленинграда в Калинин.

Чечнева, М. П. Небо остается нашим.В родной Москве, в Центральном аэроклубе имени В. Чкалова, Марина Павловна стала подготавливать воздушных спортсменов. Она установила первый послевоенный мировой рекорд скорости на самолёте Як-18(1949 г.), с успехом преодолев пятьсот километров за два часа четыре минуты по треугольному маршруту. Чечнева завоевала также рекорд высоты для женщин – 7553 метра. Ей было присвоено звание заслуженного мастера спорта. Через три года, в командном первенстве по технике пилотирования на самолётах Як-18, стала одной из победительниц на Первых Всесоюзных состязаниях лётчиков-спортсменов ДОСААФ. Летала на многих типах самолётов: Як-3, Як-9, Як-11, Як-18Т Послевоенному авиаспорту посвящены многие страницы книги «Небо остаётся нашим». Долгое время Марина Чечнева являлась ведущей женской пилотажной группы на воздушных парадах.

«Высоко в небе стремительно пронеслась девятка серебристых самолетов. В сомкнутом строю, будто связанные невидимыми нитями, легкокрылые ЯКи сделали разворот и резко перешли в пикирование, а затем свечой взвились ввысь.

Десятки тысяч москвичей, заполнивших зеленое поле Тушинского аэродрома в День авиации, с восторгом смотрели на блестящее выполнение фигур высшего пилотажа.

— Командир отважной девятки летчиц — Герой Советского Союза заслуженный мастер спорта Марина Павловна Чечнева, — несется в эфир голос диктора. — Имя этой женщины известно всей нашей стране. Золотая Звезда Героя, четырнадцать орденов и медалей говорят о ее подвигах в годы Великой Отечественной войны.

Скупые, короткие фразы. А в них — большая, полная героизма жизнь, в них — тревожная юность военных лет… и любовь к жизни…»

(из статьи Т. Сумароковой «М. Чечнева»)

Военные годы и спортивные тренировки сказались на здоровье Марины Павловны. В 1956 году, по настоянию врачей, ей пришлось расстаться с лётной службой. Её активная деятельность в ранге члена Президиума ЦК ДОСААФ продолжилась на земле.

Чечнева поступила на отделение военной истории Академии общественных наук, а затем в аспирантуру, защитила диссертацию, став кандидатом исторических наук. Все послевоенные годы она с большим увлечением занималась военно-патриотической работой: её избрали членом президиума Советского комитета ветеранов войны, заместителем председателя Общества советско-болгарской дружбы.

Чечнева, М. П. Боевые подруги мои.Вспоминая о годах войны в своих книгах, Марина Павловна говорила больше о своих боевых подругах, чем о себе. Их замечательные портреты проявились особенно выпукло в книге «Боевые подруги мои».

  • Ее штурман Екатерина Рябова, с которой налетали вместе сотни часов, подбадривающая Чечневу: «Жми, командир! Братишки ждут, давай зайдем с тыла!»;
  • командир звена Клава Серебрякова;
  • штурман экипажа Валя Лучинкина;
  • любимица полка штурман Женя Руднева…

Она словно предвидела свою судьбу. И, читая о разгуле фашизма в Германии, эта хрупкая девчушка делала неожиданно серьезные, практические выводы: «Надо во что бы то ни стало изучить пулемет».

22 июня 1941 года студентка Руднева решает: учиться не будет, пока не кончится война…

В женском авиационном полку Руднева стала штурманом, и каким штурманом! Не случайно мы незаметно для самих себя начали выделять ее как лучшую из лучших.

… Сейчас война, кругом столько ужаса и крови. А у меня, наверное, сейчас самое счастливое время в жизни. Во всяком случае, жизнь в полку будет для меня самым светлым воспоминанием.

Эти слова Жени не были позой. Трудно вообще представить себе человека более естественного, чем она. Вся она была открыта для людей. И в радости. И в горе.

Бывает, что внутренняя жизнь человека оказывается мельче тех поступков, по которым о нем судят. К Жене это отношения не имело. Если вчитаться в ее письма, не предназначавшиеся для печати, а значит, обнажающие интимные, спрятанные далеко от посторонних движения сердца, то каждая их строчка раскрывает человека могучего духа. Такое, наверное, и называют цельностью характера.

Мне посчастливилось прочитать многие ее письма — к родителям, к подругам, к профессору, руководившему когда-то научной работой. Они прекрасны, эти письма, автором их мог быть только незаурядный человек.

Несколько раз Марина Павловна приезжала в родное село Протасово повидать родных и знакомых. Каждый раз встречалась с малоархангельскими школьниками, очень интересовалась проблемами района.

«Встречи с Мариной Павловной были необыкновенно живыми и жаркими. Она по-особенному любовно, нежно говорила о молодёжи, её перспективах. Марина Павловна была очень открытой и откровенной. В своих выступлениях и беседах, рассказах она постоянно использовала портреты своих боевых подруг-лётчиц. Как-то дотронувшись до моего плеча, Марина Павловна сказала: «Завидуешь, Раиса, что я так хорошо помню всех своих девчат? Да, настоящая дружба и преданность рождаются только в экстремальных условиях, а не здесь – в ваших кабинетах».

Из рассказа Р. И. Чеботаевой «Мои встречи с Чечневой» *

Год за годом Чечнева собирает материал для своих мемуаров. Её очень интересует и послевоенная жизнь однополчанок. Подготовленные книги успешно издавались. Они хорошо иллюстрированы, и глядя на фотографии девушек, понимаешь какой большой подвиг они совершили, летая на фанерных самолётиках на малой скорости, выполняя сложнейшие задачи по бомбардировке противника и поддержке крымских и кавказских десантов.

Чечнева, М. П. Повесть о Жене Рудневой.Несомненно, прав Константин Симонов, который написал о книге «Повесть о Жене Рудневой»:

«Это очень честная, чистая и добрая книга. Умение, вспоминая прошлое, да ещё такое прошлое, как война, лучше помнить, что сделали твои товарищи, чем то, что сделал сам; больше говорить о них, чем о себе, – это такое свойство памяти, которым наделены только поистине хорошие и, добавлю, самоотверженные люди. Именно к таким людям принадлежит и автор этой книги…

Книга… о юных, нежных, сильных дочерях своего народа, которой поистине может гордиться такими дочерьми, никак не меньше, а, может быть, даже больше, чем самыми лучшими из своих сыновей».

Чечнева, М. П. «Ласточки» над фронтом.В год смерти Марины Павловны (1984) вышли очерки, объединенные в книгу под заглавием «Ласточки» над фронтом». О лётчицах и техниках, штурманах и вооруженцах, – своих однополчанках, Марина Павловна написала с искренностью настоящего друга.

Девочки, совсем не подготовленные для тяжелого ратного труда, благодаря своей самоотверженности, выносливости, бесконечному терпению смогли пройти нелегкой военной дорогой. 23 удостоились звания Героя Советского Союза, все награждены орденами и медалями. В книгах Марины Чечневой, им, погибшим и выжившим в огне Великой Отечественной, отдана дань уважения и любви.

Подготовила О. Егорова
библиотекарь ГБ Малоархангельска

Примечания:

  • * Мои встречи с Чечневой. Рассказ Р. И Чеботаевой / В. Агошков // Малоархангельские истоки. – Орел, 1999. – С. 388.

Литература

  • Чечнева, М. П. Боевые подруги мои / М. П. Чечнева. — М. : ДОСААФ, 1975. — 432 с.
  • Чечнева, М. П. «Ласточки» над фронтом / М. П. Чечнева. — М.: ДОСААФ, 1984. — 270 с.
  • Чечнева, М. П. Небо остается нашим / М. П. Чечнева. — М. : Воениздат, 1976. — 240 с.
  • Чечнева, М. П. Повесть о Жене Рудневой / М. П. Чечнева. — М. : Советская Россия, 1978. —288 с.
  • Чечнева, М. П. Самолеты уходят в ночь / М. П. Чечнева. — М. : Воениздат, 1961. — 160 с.

Связанные записи

Комментарии: 2

  • galina says:

    Статья классная! Очень много нового узнала о Чечневой. Хотелось бы узнать о личной жизни: как она попала в Москву? О её матери, по-моему она пережила Марину. Судьба дочери Валентины как сложилась?

Leave a Reply

Добавьте своё сообщение или trackback на наш сайт. Вы можете также подписаться на комментарии к этому материалу при помощи RSS.

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

На сайте включена Граватары. Вы можете использовать сервис Gravatar. А чтобы знать о новых комментариях на этой странице, подпишись на фид комментариев к этой странице: RSS 2.0.